Статья опубликована в № 3218 от 26.10.2012 под заголовком: По своим «самоварам»

Система пошлин 60–66 недостаточно стимулирует нефтепереработку

Система нефтяных пошлин 60–66 недостаточно стимулирует нефтяные компании вкладываться в модернизацию НПЗ, посчитала «Транснефть». По расчетам монополии, потери бюджета от экспорта темных нефтепродуктов за год составили $1,92 млрд
Нефтяные компании продолжают наращивать эскпорт темных нефтепродуктов
А. Махонин / Ведомости

Система 60–66 начала действовать год назад. Она предполагала снижение пошлины на нефть и светлых нефтепродуктов (кроме бензина) и повышение ставки для темных (до 66% от нефтяной). Это должно было стимулировать компании экспортировать больше нефти и модернизировать НПЗ.

Но стимулов оказалось недостаточно, посчитала нефтепроводная монополия «Транснефть». По ее данным, мощность заводов с низкой глубиной переработки нефти (до 45%), подключенных к системе «Транснефти», составляет 13,9 млн т в год. Если бы эта нефть шла на экспорт, а не перерабатывалась в темные нефтепродукты, то от пошлин бюджет за год получил бы на $1,92 млрд больше, приводит расчеты монополии ее пресс-секретарь Игорь Демин. Потери «Транснефти» от недополученной выручки при транспортировке нефти он оценил в $332,9 млн.

Экспортировать темные нефтепродукты намного выгоднее, чем нефть, объясняет Демин: пошлина на их вывоз на сентябрь составляла $231,6 за 1 т, на нефть – $393,8. Система 60–66 рассчитывалась, когда нефть стоила $80 за баррель, а теперь ее цена – $110 и стимулы не работают, сожалеет Демин.

Расчеты «Транснефти» подтверждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Но если бы система 60–66 не заработала, при прежней методике расчета пошлин потери бюджета от переработки 13,9 млн т нефти в темные нефтепродукты составили бы $2,67 млрд, отмечает он.

Однако Минфин считает, что бюджет потерял от введения новой системы пошлин около $1,6 млрд (с 1 октября 2011 г. по август 2012 г.), об этом недавно объявил заместитель министра Сергей Шаталов. У его коллеги из Минэнерго Павла Федорова другое мнение: эффект системы нужно рассматривать в комплексе, с учетом того, что система стимулировала развитие добычи. «Результат маржинально положителен и за первое полугодие составляет порядка $0,1 млрд», – считает замминистра. И это несмотря на то, что в первом полугодии экспорт темных нефтепродуктов вырос на 7 млн т, ведь мощности по первичной переработке нефти выросли на 11 млн т (в частности, введена первая очередь завода «Танеко»), отметил чиновник.

«При нынешнем соотношении пошлин и ценах на нефть выше $100 за баррель сохраняются стимулы увеличивать первичную переработку, что прошлый год и подтвердил», – говорит директор энергетического центра «Сколково» Григорий Выгон. Это приводит к бюджетным потерям на уровне около 1% нефтегазовых доходов, считает он и советует скорректировать систему, «чтобы получить позитивный долгосрочный эффект в добыче и переработке».

«Есть целый ряд заводов, которые не имеют обязательств перед правительством по модернизации своих мощностей, но пользуются более низкими пошлинами и экспортируют нефтепродукты», – сказал Федоров. По его словам, уже в ближайшие месяцы Минэнерго подготовит предложения по решению этой проблемы.

Низкая глубина переработки нефти приводит еще к одной проблеме, отмечает Демин: росту содержания серы в российской экспортной смеси. По данным «Транснефти», за последние два года общий объем серы в российской нефти по нефтепроводу «Дружба» вырос с 1,4 до 1,56%; в экспортируемой из Приморска – с 1,35 до 1,45%; из Новороссийска – с 1,3 до 1,4%.

Представители нефтяных компаний не раз признавались, что в целом довольны новой системой пошлин. Но ее можно модифицировать, говорит представитель «Лукойла», например снизив пошлины на нефть с 60 до 55% и с 66 до 60% на нефтепродукты, кроме того, стоит отказаться хотя бы от заградительной пошлины на прямогонный бензин. Правда, задачей максимум он называет переход на налог с финансового результата.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать