Стиль жизни
Бесплатный
Алексей Яблоков

Что олимпийские волонтеры делают в Шереметьево

Как члены общества «Мосволонтер» облегчают жизнь иностранцев, летящих в Сочи
А.Махонин / Ведомости

С представителями азиатских стран лучше поменьше говорить и выказывать побольше уважения - например, подавать документы только обеими руками

С 7 января во всех московских аэропортах круглосуточно дежурят добровольцы общества «Мосволонтер», созданного столичным Департаментом культуры. Их задача - встречать иностранных гостей, летящих в Сочи, и при необходимости скрашивать часы досуга между рейсами. В высокий сезон, то есть в начале февраля, планируется довести количество волонтеров в каждом аэропорту до 300 человек. Однако сейчас работы не слишком много: в Шереметьево, куда я отправился навестить добровольцев, работает максимум человек сто.

Волонтеры размещаются на первом этаже терминала D, в скромном закутке, отгороженном от пассажиров. Внутри оказались ряды металлических стульев, как в зале ожидания, батарея бутылок с питьевой водой и начальник штаба Мария Трофимова - бойкая румяная девушка, похожая на Снегурочку, с дипломом Академии госслужбы. Она рассказала, что все добровольцы прошли суровый отбор. Из более чем тысячи желающих в «Мосволонтере» выбрали четыреста. Они прошли интервью, их вывозили на тренинги и рассказывали об истории Олимпийских игр. Приглашали им экспертов по зарубежному самосознанию: те учили, что с представителями азиатских стран лучше поменьше говорить и выказывать побольше уважения - например, подавать документы только обеими руками. А с европейцами, тем более американцами, можно и поболтать. Все волонтеры, кроме умения молчать, должны владеть английским языком. Хотя бы на уровне intermediate, пояснила Мария, ведь они оказывают прилетающим лингвистические услуги.

- Это как?

- Ну, отвечают на вопросы, где что находится, где получить багаж, могут подсказать, как провести время в Москве...

- А если спросят, где найти девушку?

- Им ответят: «Не здесь», - парировала Мария. - На личные вопросы волонтеры не отвечают.

Это правда: личной жизни в аэропорту места нет. Только дежурство в три смены, по восемь часов. Питаются волонтеры по талонам в терминале F. В аэропорт и обратно ездят по абонементу на «Аэроэкспрессе». За каждый шаг расписываются.

- А как вы проводите время по ночам? - спросил я. - Ведь рейсов почти нет.

- Играем в игры, в «Имаджинариум». Спим. Вот только крыши над нашей комнатой нет, а люди на верхних этажах ходят, смотрят. Ну еще гуляем. Все-таки аэропорт - огромное здание, интересно! Например, тут девчонки пошли пройтись, видят - идет девушка, вся в черном, закутанная с ног до головы. Медленно идет. Они испугались, побежали в пункт полиции, у нас тут рядом. А те им говорят: «Да она здесь живет».

- Как это?

- Да мы сами не поняли. Какая-нибудь местная.

В штаб вошли несколько девушек и юношей, и началась суета. За день до моего визита волонтерам привезли олимпийскую форму, и все, кто был сейчас не на дежурстве, искали свой комплект. Форма состояла из фирменной голубой олимпийки, кепки, кроссовок, перчаток, шарфа и брюк. Носков почему-то не полагалось.

Пока молодые люди без стеснения переодевались, я прошелся вдоль стены штаба, на которой висели какие-то расчеты, вроде «Сколько улетело» и «Сколько прилетело». В день, пояснила Мария, прилетает от 70 до 100 гостей. У волонтеров есть список иностранных пассажиров, который им ежедневно присылают из Оргкомитета Игр.

- Вот видите? Ближайший рейс в 18.25, прилететь должен один человек. Вот его фамилия. Ребята стоят с табличкой «Сочи-2014»: если он попросит их помочь, они все сделают.

До ближайшего рейса оставалось еще полтора часа, однако несколько волонтеров зачем-то пошли в зал вылетов и встали возле стоек регистрации на сочинские рейсы. Рядом поставили табличку «Только для аккредитованных лиц». Мне объяснили: все иностранные гости получают вместо визы в Россию специальную аккредитацию. Один гость на днях уже умудрился забыть эту карточку, так его даже из самолета не выпустили - отправили обратно домой.

- Кто отправил? Вы?

- Нет, сотрудники «Аэрофлота». Они их вообще-то до нас сами встречают, - призналась девушка. - Просто к нам пришли и сказали: такой-то улетел обратно.

До ближайшего рейса с иностранным гостем оставалось еще полтора часа. Скучающие волонтеры развлекались беседой, тем более что двое юношей вышли на дежурство впервые. Опытные девушки рассказывали им, что «за границу», то есть в стерильную зону аэропорта, пускают только тех, кто прошел спецподготовку в аэропорту.

- А что там рассказывают? - жадно интересовались юноши.

- Ну, где что находится, как устроен аэропорт... Потом тестирование в игровой форме. Например, спрашивают: «Вот вы находитесь в терминале D. Как найти комнату матери и ребенка?»

- А если я не проходил подготовку? - уныло спросил один.

- Будешь стоять здесь, на регистрации.

- И чего делать надо?

- Считать людей с аккредитацией. Проходят мимо тебя - считаешь. Вот и все.

- Так ее сразу и не заметишь! Ведь не все в руках держат.

- А ты постарайся.

Я поинтересовался, из каких вузов здесь работают студенты. Оказалось, отовсюду - МАДИ, Московский экономический институт, РХТУ имени Менделеева, МИИТ, Тимирязевская академия и многие другие. Один волонтер видел даже девочку с юрфака МГУ.

Между прочим, выяснилась любопытная вещь. Трофимова рассказывала мне, что Департамент культуры подготовил для вузов, где учатся студенты-волонтеры, официальные письма. В них волонтеров просили освободить на три месяца от занятий по уважительным причинам. Мария заметила, что ее друга вообще освободили на полгода - он уехал в Сочи танцевать на церемониях.

Однако добровольцев, стоявших сейчас рядом со мной, почему-то не захотели освобождать. Только немногим, в порядке исключения, разрешили досрочно сдать сессию.

- Я пришел в деканат, - рассказывал мальчик из Тимирязевской академии, - объяснил в чем дело, а они говорят: «Ты охренел, друг? Ты сюда учиться пришел или что?» Ну, я и ушел.

- Так ты бы письмо показал! Оно знаешь от кого? От правительства Москвы!

- Да им все равно от кого, - обреченно махнул рукой Дима. - Не любят у нас волонтеров.

Зря, конечно, не любят. По словам Марии, к 2016 году волонтерство в России получит принципиально новый статус. Количество добровольцев увеличивается, и у них уже есть трудовые книжки, куда заносятся все подвиги. Если так пойдет дальше, скоро к каждому иностранцу будет приставлен личный атташе с лингвистическими услугами.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать