Бизнес
Бесплатный
Михаил Серов
Статья опубликована в № 3811 от 14.04.2015 под заголовком: Ультиматум «Газпрома»

«Газпром» поставил Европе ультиматум

Российский концерн грозит переориентировать на экспорт в Азию мощности, созданные для ЕС
Предправления «Газпрома» Алексей Миллер обещает объединить европейский и азиатский рынки
М. Джапаридзе / ТАСС

Если к моменту окончания строительства «Турецкого потока» на турецко-греческой границе не появятся мощности для дальнейшей транспортировки российского газа в Европу, «Газпром» «будет держать паузу [в поставках]», заявил в понедельник в Берлине предправления концерна Алексей Миллер. По этому газопроводу планируется перенаправить газ, который сейчас идет через Украину (половина экспорта «Газпрома» в ЕС). Принято решение не продлевать с ней транзитный контракт, который закончится в конце 2019 г., напомнил министр энергетики России Александр Новак. Европа заблокировала «Южный поток», чтобы сохранить украинский транзит, уверен Миллер. Но если кто-то думает, что, блокируя «Турецкий поток», ему удастся добиться той же цели, то «это очень большая ошибка», заявил он: «Мы предупредили: если мощности созданы не будут, то мы не виноваты».

Европа сама подталкивает к этому, считает Миллер. ЕС нацелен на создание энергетического союза, главные идеи которого – диверсификация поставок и единое ценообразование. Такая модель перекладывает все риски на поставщика (ценовые, регуляторные, транзитные, риски спроса), хотя прежде они делились с потребителями. До сих пор «Газпром» строил взаимоотношения с Европой исходя из модели взаимозависимости. Европейские партнеры участвовали в добыче и транспортных проектах «Газпрома» – и наоборот: на этом базировалась безопасность поставок. По такой модели строился и «Южный поток». Но теперь она уходит в прошлое, сказал Миллер. С аналогичными заявлениями Миллер выступил еще год назад. Но теперь он развил мысль. Приходящая на смену модели взаимозависимости модель диверсификации касается не только потребителей, но и поставщиков. Отныне «Газпром» станет придерживаться не европейской стратегии, а евразийской. Компания начала строительство газопровода «Сила Сибири» из Восточной Сибири в Китай. А строительство в Китай газопровода «Алтай» из Западной Сибири, откуда газ идет и в ЕС, создаст общий мегарынок с единой ресурсной базой. Его появление сведет на нет дискуссию о ценообразовании в Европе, так как ее определяющим фактором станет азиатский рынок. А европейская идея единой цены не значит, что это будет самая низкая цена – это будет самая высокая цена отсечения, заверил Миллер. Впрочем, модели энергобезопасности для евразийского рынка еще нет, признал он. Ранее собеседники «Ведомостей» в «Газпроме» неоднократно говорили, что пускать китайские компании в добычу в России и трубопроводные системы концерн не хочет. И этот подход не изменится, заверил источник, близкий к «Газпрому».

Новые стимулы

«Турецкий поток» дал импульс для новых проектов в регионе, сказал Миллер. Это не только газопровод через Грецию, Македонию и Сербию, но и газопровод Eastring (через Болгарию и Румынию) и газопровод через Италию до Баумгартена. Если пригласят, «Газпром» готов участвовать, но по европейским законам.

А в Европе шанс сохранить прежнюю модель есть. Миллер напомнил, что именно модель взаимопроникновения позволяет Германии иметь самую низкую цену на российский газ в Европе. «Газпром» же, ориентируясь на ЕС, создал добычные мощности на 617 млрд куб. м газа в год, но в 2014 г. добыл только 444 млрд куб. м. «Это значит, что мы по щелчку можем удвоить экспорт газа в Европу», – сказал Миллер. Но Европа должна дать четкий ответ, нужны ей эти мощности или нет. В противном случае они могут быть перенаправлены на другие рынки, в частности на азиатские. Правда, Миллер заверил, что «Газпром» готов строго следовать нормам Третьего энергопакета, в том числе и в вопросе продления «Турецкого потока» по территории ЕС (см. врез).

«Газпрому» важно сохранить европейский рынок, он наверняка останется доходнее китайского, считает директор Small Letters Виталий Крюков. Но сейчас Европа в выгодном положении, она видит возможности в Иране и Туркменистане, однако ее слабое место – долгосрочное планирование, на что и указывает «Газпром», говоря, что в будущем все может измениться и он может переориентироваться на Китай, резюмирует эксперт.