Статья опубликована в № 3975 от 07.12.2015 под заголовком: К викингам за нефтью

«Лукойл», «Роснефть» и Dea претендуют на участки в Норвегии

Пока работы в российской Арктике откладываются, компании стремятся получить опыт работы на шельфе

Норвежский нефтяной директорат (NPD) объявил список компаний, которые претендуют на участки норвежского шельфа в рамках 23-го лицензионного раунда. Среди заявителей структура «Роснефти» RN Nordic Oil AS, «Лукойла» – Lukoil Overseas North Shelf AS, а также Dea Norge AS Михаила Фридмана и E.On E&P Norge AS, о покупке которой Dea объявила в октябре. Среди конкурентов российских компаний и Фридмана мейджоры: Shell, BP, Chevron, ConocoPhillips, Statoil и др.

Директорат принимал заявки до 2 декабря, итоги будут подведены ближе к лету 2016 г. Разыгрывается 57 участков (и их частей), три из которых расположены в Норвежском море и 54 – в Баренцевом. Запасы участков не раскрываются. Большинство из них мало изучены и для точного определения запасов нужна дополнительная разведка, отметила директор по добыче NPD Сиссель Эриксон (ее слова приводит директорат). При этом 34 выставленных на тендер блоков расположены на недавно открытой территории и большинство компаний подали заявки именно на эти участки, сообщил NPD. Директорат планирует отобрать компании с наилучшими компетенциями и стратегией по разработке участков. Победители должны одновременно иметь техническую экспертизу и обладать глубоким пониманием геологии. NPD также уделит большое внимание финансовым возможностям и опыту претендентов. Приятно видеть, что, несмотря на падение цен на нефть и серьезное сокращение затрат, так много компетентных компаний хотят участвовать в разведке и освоении новых участков норвежского шельфа, радуется NPD.

Представители «Лукойла», «Роснефти» и Dea не ответили на вопросы.

Опыт есть

«Лукойл» и «Роснефть» не первый раз участвуют в норвежском лицензионном раунде. Обе компании подавали заявки на предыдущий тендер в 2012 г., а в 2013 г. получили право разрабатывать два участка в консорциуме. «Роснефть» получила 20% в участке, где оператором стала Statoil, а «Лукойл» – 20% проекта, где оператором стала шведская Lundin Petroleum. Dea Михаила Фридмана тоже не новичок – компания раньше принадлежала RWE и уже получила участки на норвежском шельфе.

И «Лукойл», и «Роснефть» принципиально заинтересованы в разработке шельфа, объясняет настойчивость аналитик «Сбербанк CIB» Валерий Нестеров. «Роснефть» из-за санкций не может разрабатывать участки в российской Арктике, но опыт работы на северном шельфе ей нужен, участие в норвежских проектах – хороший способ его получить, добавляет он. «Лукойл» на арктический шельф пока не пускают, но втайне компания продолжает мечтать о нем, говорит аналитик. Например, недавно «Лукойл» получил лицензию на разработку сухопутной части Восточно-Таймырского участка, что может открыть ему доступ и к шельфовой зоне в будущем. Кроме того, компания сократила бурение в Западной Сибири на 36% и теперь у нее есть деньги на другие проекты, напоминает Нестеров. С учетом последней китайской предоплаты в 1 трлн руб. финансовые возможности есть и у «Роснефти», добавляет он.

В 2014 г., по данным NPD, на норвежском шельфе было пробурено 112 скважин для разведочных работ, они обошлись компаниям в $3,6 млрд. В 2015 г. директорат прогнозирует снижение затрат на разведку до $3 млрд. Инвестиции в разработку в 2015 г. могут составить $6 млрд, оценивал NPD в начале года. Доказанные запасы в Норвегии на конец 2014 г. – 800 млн т нефти и 1,9 трлн куб. газа, по данным BP.

Сроки лицензий на российском арктическом шельфе переносятся, рассказывал министр природных ресурсов Сергей Донской. Виноваты низкие цены на нефть и санкции. Экономика проектов на шельфе Норвегии и арктическом шельфе России совершенно разная: в Арктике себестоимость разработки однозначно выше, объясняет аналитик Газпромбанка Александр Назаров. Кроме того, пока «Роснефть» и «Лукойл» претендуют на участие только в геологоразведке, после обнаружения запасов при низких ценах на нефть они могут и отказаться от разработки, добавляет он. В любом случае компании скорее всего получат миноритарные пакеты и таким образом разделят риски, добавляет Нестеров.

Формально ничто не мешает российским компаниям получить контроль над проектами, но этому помешают санкции, считает руководитель практики международного арбитража Артур Зурабян. Осенью 2014 г. Норвегия присоединилась к санкциям Евросоюза, которые запретили поставку оборудования для российских проектов в Арктике и добычи трудноизвлекаемых запасов. Санкции распространяются на проекты, а не на компании, но если «Роснефть» получит контроль в норвежском проекте, она сможет контролировать и оборудование, а значит, появляется риск перепоставки на российские проекты, объясняет юрист.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать