Бизнес
Бесплатный
Екатерина Бурлакова
Статья опубликована в № 4315 от 04.05.2017 под заголовком: Россия отстояла томатный суверенитет

Россия и Турция прекратили торговую войну

Но эмбарго на поставку помидоров из Турции останется еще на несколько лет

«Мы договорились, что все ограничения снимаем», – передал «Интерфакс» слова президента России Владимира Путина после переговоров с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом. Встреча состоялась в Сочи 3 мая.

«Но мы просили наших турецких партнеров и друзей понять, что после известных трагических событий, когда были введены эти ограничения, жизнь развивалась и не стояла на месте, – продолжил Путин. – Это связано как раз с производством тех самых томатов». С ноября 2015 г., когда турецкие ВВС сбили российский истребитель, а Россия в ответ ввела торговые санкции, российские компании инвестировали в производство помидоров. Теперь им нужно время, чтобы окупить инвестиции. Поэтому турецкие помидоры в ближайшее время поставляться в Россию не будут, объяснил Путин. «Этот цикл когда-то завершится, мы дадим знать об этом, – пообещал он. – Это легко считается».

Снимаются «все секторальные ограничения, связанные с конкретными отраслями, рабочей силой и сельхозпродукцией, кроме томатов», передал «Интерфакс» слова вице-премьера Аркадия Дворковича. Турция тоже снимет запреты: на российское зерно, подсолнечное масло и ряд других товаров. Эмбарго на помидоры может продлиться минимум 3–5 лет, отметил Дворкович. Остальные запреты будут сняты синхронно обеими сторонами в течение нескольких дней, уточнил вице-премьер.

Федеральный чиновник так интерпретирует заявления сторон: туристы – важная статья дохода Турции в летний сезон, а помидоры – в межсезонье. А Россия – ключевой рынок для обоих секторов, указывает он.

При этом в межсезонье, когда собственных мощностей будет не хватать, российский рынок все-таки станет открываться для турецких помидоров, сказал Дворкович. «[Но] важно, чтобы цены не упали слишком сильно», – заметил он. Как это будет реализовано, сторонам предстоит обсудить: «Такие механизмы, конечно, есть, в том числе связанные с пошлинами».

Россия ввела ряд ограничений после того, как турецкие ВВС сбили российский самолет. В частности, запрет на поставки некоторых продуктов питания, чартерное сообщение с Турцией и продажу туров, использование турецких рабочих. Запрет на туры и чартеры был отменен осенью прошлого года, а запрет на наем рабочих затронул только небольшие компании. Россия обещала восстановить закупки и остальной продукции, но запрет на импорт помидоров остался. Для Турции это был чувствительный вопрос. Ведь на Россию приходилось более 60% экспорта помидоров, или $260 млн в 2015 г., гласят данные Туркстата. Поэтому с 15 марта Турция ввела ответное ограничение: обложила фактически заградительной импортной пошлиной пшеницу, кукурузу, подсолнечное масло и другие продукты из России.

Тогда же Росавиация предупредила авиакомпании о возможном запрете чартерных рейсов в Турцию, мотивировав это сложной политической обстановкой. Но угроза в действие приведена не была. А вчера Дворкович заявил, что предупреждение по чартерам в Турцию будет отозвано.

Введение эмбарго сначала на европейские, а потом и на турецкие овощи подтолкнуло развитие российского овощеводства, говорит президент Национального плодоовощного союза Сергей Королев. С 2012–2013 гг. в овощеводство вложено 150 млрд руб., государство выделило на это 30 млрд руб. субсидий. Причем основные инвестиции сделаны в 2015–2016 г., замечает он. Это дало результаты: если еще в 2012 г. российские производители обеспечивали только 17% рынка, то на сегодняшний день 40–45% продаваемых томатов – российские. Только за прошлый год производство выросло на 30% до 300 000 т. До 2020 г. при существующей господдержке и действующих ограничениях на импорт самообеспеченность томатами достигла бы 90%, говорит Королев. Выручка российских аграриев при достижении этой цифры и с учетом среднегодовой оптовой цены в 80–90 руб. за 1 кг может достичь 70 млрд руб.

В межсезонье, когда своих овощей не хватает, приходится покупать томаты в Марокко, говорит представитель «Дикси». Турецкие поставки томатов будут «большим подспорьем», отметила директор по внешним коммуникациям «Ашан ритейл Россия» Мария Курносова: «Это дешево, быстро с точки зрения доставки».

Турция не очень переживает по поводу сохранения томатного эмбарго. Экспорт помидоров – очень маленькая часть турецкой экономики, утверждает близкий к турецкой делегации в Сочи человек. К тому же некоторое количество турецких помидоров и так поступает на российский рынок, просто страна происхождения указывается другая, уверяет он.

Турция – покупатель российского зерна № 2 после Египта, а также крупнейший покупатель подсолнечного масла. В преддверии нового сезона отсутствие Турции в списке покупателей сильно осложнило бы ситуацию для экспортеров, говорит директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов. Следующий сезон ожидается сложным. Во-первых, мировые цены находятся на исторически низком уровне ($170/т пшеницы нового урожая). Во-вторых, производство во Франции, главном конкуренте России на рынке Северной Африки, после спада восстанавливается. Плюс у России рекордные переходящие запасы зерна – из-за рекордного урожая и слабого экспорта. Невозможность поставлять продукцию в Турцию в наступающем сезоне была бы еще одним негативным фактором для цен на пшеницу нового урожая, говорит Сизов.

Перед началом сезона без Турции пришлось бы несладко. Так, на эту страну традиционно приходится около 40% экспорта премиальной пшеницы 3-го класса, которая стоит на $10–25 дороже, чем основной экспортный товар – пшеница 4-го класса, говорит гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. Таких масштабных покупателей на эту продукцию для России не найти. Но вместе с тем огромные трудности ожидали бы и Турцию: если Россия поставляет 15–20% экспортируемой пшеницы в Турцию, то в последние годы производство муки на 70–75% зависит от российских поставок, добавляет эксперт.

Можно сказать, что от снятия ограничений выиграют обе стороны, считает директор Центра исследований международной торговли РАНХиГС Александр Кнобель. Но вместе с тем производители овощей в России получили дополнительную поддержку. В долгосрочной перспективе такой протекционизм не выгоден для экономики, показывает опыт стран Латинской Америки – Венесуэлы и Аргентины.

В подготовке статьи участвовали Анастасия Иванова, Нина Ильина и Наталья Ищенко

Читать ещё
Preloader more