Бизнес
Бесплатный
Наталья Райбман

Сечин: даже Трамп понял неправильность нового закона о санкциях

Руководитель «Роснефти» пообещал искать способы минимизировать последствия санкций

«Роснефть» будет искать возможность работать так, чтобы минимизировать для себя последствия новых санкции США, сообщил журналистам главный исполнительный директор компании Игорь Сечин. «Даже президент США и тот сказал, что закон неправильный. Он возражает, но подписывает. Что тут можно добавить? Конечно, неправильный закон, они сами это все понимают, - цитирует Сечина "Интерфакс". - И, собственно, мне иногда кажется, что самые большие санкции вводятся именно против него, а не против нас. Так что посмотрим, как это будет нравиться тем, кто принимает решения».

О результатах работы по минимизации последствий санкций будет известно очень скоро, пообещал топ-менеджер. «Последствия есть позитивные и есть негативные. Негативные уже начинают работать против американских партнеров. А позитивные вы скоро узнаете - в течение ближайших четырех недель», - сказал он.

Подписывая закон о новых санкциях против России, которые лишают президента США права отменять санкции без ведома конгресса, Дональд Трамп заявил, что поддерживает жесткие меры против России и подписывает закон в интересах национального единства, но считает, что утвержденные меры ограничивают его полномочия и противоречат конституции. В частности, он указал, что девять секций закона нарушают его прерогативу на ведение внешней политики. Трампа беспокоят четыре аспекта нового закона о санкциях: общее ограничение полномочий исполнительной власти (особенно права ведения переговоров), возможный косвенный ущерб интересам американского бизнеса, ущерб интересам международных партнеров США и ограничение полномочий администрации США при совместных с партнерами санкционных действиях в отношении России.

Новый закон ограничивает размер и сроки инвестиций в российские нефтегазовые проекты, в том числе в проекты по трубопроводному экспорту энергоресурсов, а также вводит новые ограничения на кредитование попавших под санкции «Роснефти» «Газпром нефти», «Новатэка», «Транснефти» и российских госбанков.

Впрочем, в день подписания закона Reuters сообщил, что заметил лазейку в этом законе. Она позволит западным компаниям помогать российским нефтяникам разрабатывать определенные месторождения. Агентство объяснило, что санкции ограничивают сотрудничество по сланцевым проектам, но норвежская Statoil продолжает сотрудничать с «Роснефтью» по доманиковым отложениям нефти в Самарской области, которые считаются известняковыми.

Сечин также выразил сожаление, что ExxonMobil выписали $2 млн штрафа «за общение» с «Роснефтью». «То есть санкции начинают работать против тех, кто их вводит. Это позитивно», - прокомментировал он.

Также топ-менеджер заявил, что «Роснефть» продолжит работу в Венесуэле и намерена наращивать сотрудничество в сфере ТЭКа. «В настоящее время мы добываем 9 млн т нефти в год ежегодно, занимаемся трейдингом венесуэльской нефти, и, как я уже неоднократно повторял, мы никогда оттуда не уйдем, и никто нас не сможет оттуда выгнать», - цитирует его ТАСС. Сечин подчеркнул, что в Венесуэле компания занимается не политикой, а развитием добычи. «Это страна с запасами углеводородов номер один в мире. И с этой точки зрения любая нефтегазовая компания должна стремиться работать в этой стране», - объяснил он (цитата «Интерфакса»).

«Роснефть» - один из крупнейших инвесторов в Венесуэле. Компания там участвует в совместных проектах по разведке и добыче нефти с государственной нефтегазовой компанией Венесуэлы PDVSA: Petromonagas (60% у PDVSA, 40% у «Роснефти»), Petroperija (60% у PDVSA, 40% у «Роснефти»), Petromiranda (32% у «Роснефти»), Petrovictoria (40% у «Роснефти») и Boqueron (60% у PDVSA, 26,67% у «Роснефти», 13,33% у австрийской OMV). По данным «Роснефти», суммарные геологические запасы нефти данных проектов оцениваются в более чем 20,5 млрд т. Также создано нефтесервисное совместное предприятие - Perforosven, в котором «Роснефть» получила 51%, а PDVSA - 49%.

Ранее финансовые власти США выражали обеспокоенность растущими возможностями России повлиять на американский энергетический сектор. «Роснефть» - кредитор PDVSA, а обеспечением по кредиту выступал крупный пакет акций Citgo, американской «дочки» PDVSA. Если венесуэльская госкомпания допустит дефолт по обязательствам, что, по мнению чиновников и аналитиков, весьма вероятно, «Роснефть» может получить контроль над Citgo, которой принадлежат значительные энергетические активы в США – три НПЗ, девять трубопроводов, 48 терминалов для хранения нефтепродуктов и сеть АЗС, опасался министр финансов Стивен Мнучин.

В начале июня 2017 г. Сечин в интервью Financial Times признавался, что не любит говорить о санкциях, что на «Роснефти» последствия санкций пока не сказываются, но что «рынок смотрит на это иначе». Он говорил, что глубоко убежден, что антироссийские санкции были введены с целью повлиять на общественно-экономическую ситуацию в России, «чтобы она ухудшилась и это сказалось на выборах».