Статья опубликована в № 4388 от 18.08.2017 под заголовком: «Роснефть» делится бизнесом

«Роснефть» поделится заправками

А в самой госкомпании может появиться еще один акционер
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На годовом собрании акционеров «Роснефти» главный исполнительный директор Игорь Сечин рассказывал, что компания разрабатывает новую стратегию и готова превратиться в холдинговую структуру. Тогда источники «Ведомостей» поясняли, что компания намерена в качестве эксперимента выделить розничный бизнес, частично его приватизировать и получать «доход в виде дивидендов на долю акций, которые у нее останутся». При этом «Роснефть» не готова была снижать свою долю ниже контрольной. Сейчас план начал обретать очертания: источник Reuters, близкий к «Роснефти», рассказал, что компания может продать долю в розничном бизнесе китайской CEFC China Energy.

Дальневосточный союз

Источники «Ведомостей» рассказывают о другом плане: стороны готовятся создать совместное предприятие, куда будут переданы часть розничного бизнеса «Роснефти», а также активы Независимой нефтегазовой компании (ННК) бывшего гендиректора «Роснефти» Эдуарда Худайнатова, CEFC China Energy вложится в капитал деньгами. Об этом «Ведомостям» рассказали два российских чиновника и человек, близкий к одному из участников возможной сделки. Один из них утверждает, что оперативное управление СП будет осуществлять ННК. Будут ли в СП переданы все активы ННК, источники не говорят, но в новую структуру будут переданы не все розничные активы «Роснефти», утверждает человек, близкий к одной из сторон переговоров.

Сделка года

QHG Oil купила 19,5% «Роснефти» в начале января 2017 г. за 10,2 млрд евро, сингапурской компанией на паритетной основе владеют Glencore и Qatar Investment Authority, которые инвестировали свои и заемные средства для покупки компании. 5,2 млрд евро кредита QHG Oil и акционеры привлекли в итальянском банке Intesa Sanpaolo, при этом Glencore предоставила QHG Oil 1,4 млрд евро гарантии по маржин-коллам. В свою очередь, на эту же сумму Glencore получила гарантии от российских банков. Трейдер пишет, что по гарантиям не было списаний за первое полугодие 2017 г., но с момента сделки с QHG Oil капитализация «Роснефти» снизилась на четверть до 3,2 трлн руб.

У ННК на Дальнем Востоке несколько активов, в том числе их крупнейший актив – Хабаровский НПЗ (мощность переработки – 6 млн т нефти в год), а также сеть заправок в шести регионах (277 шт.), 12 действующих нефтяных месторождений (в том числе восемь законсервированных) и три морских терминала. Головная компания ННК – бермудская Alliance Oil. В 2016 г. холдинг добыл 2,3 млн т нефти, себестоимость добычи у компании – $3,96 за 1 барр.

Сколько может стоить ННК – оценить сложно. В 2014 г. для слияния ННК и Alliance Oil объединенная компания оценивалась в $4–6 млрд. Долг ННК – $2,5 млрд. Но сейчас маржа в российском ритейле очень низкая – не более 5%, а в некоторых регионах может быть нулевой или даже отрицательной, говорит управляющий GL Asset Management Сергей Вахрамеев: «Сдерживая цены, правительство делает заправочный бизнес крайне малорентабельным». Создание СП, с другой стороны, может быть интересно CEFC China Energy. «Роснефти» очевидно нужны деньги, поэтому компания продает доли в месторождениях и активах. Если китайцы делают ставку на рост нефти – вход в дешевый актив может стать для них выгодной инвестицией. Для «Роснефти» это будут, скорее всего, невыгодные условия, но у компании нет большого выбора. Зато есть большая долговая нагрузка, которую, вероятно, «Роснефть» хочет сократить», – говорит Вахрамеев.

Четвертый партнер

Один из собеседников знает, что сделка сложная, комплексная и в ней будут задействованы акции самой «Роснефти», переговоры велись с CEFC China Energy в том числе и о возможности ее вхождении в капитал QHG Oil, которая владеет 19,5% «Роснефти», это же знает и российский чиновник, но подробностей он не приводит. О возможной покупке пакета акций «Роснефти» китайской CEFC China Energy пишет и Reuters со ссылкой на три источника, «имеющих прямую информацию о переговорах». Но выяснить долю, которую может купить CEFC China Energy в QHG Oil, а также предполагаемую сумму сделки не удалось (см. врез). То, что сделка с Glencore и катарским фондом станет промежуточной, было ожидаемо, считает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: «Катарский фонд и Glencore – хорошие партнеры. Но «Роснефть» искала в свой капитал стратегического акционера, с которым можно было бы обменяться активами. Вместе с китайской госкомпанией «Роснефть» получает выход на один из самых быстрорастущих рынков мира и доступ к иностранному капиталу, который почти ничем не ограничен». Переговоры с китайскими компаниями велись не один год, напоминает аналитик. «Китайцы очень жесткие переговорщики и эффективные инвесторы, и, похоже, сразу договориться обо всех условиях не получилось. Возможно, поэтому промежуточная сделка и потребовалась – деньги бюджету были нужны еще в прошлом году. Не удивлюсь, если вслед за Китаем в акционерный капитал войдет еще и Индия. Катарский фонд и Glencore сохранят за собой, вероятно, небольшой пакет. Конечно, можно было обслуживать долг более чем в 7 млрд евро из дивидендов «Роснефти», но QHG Oil нужно снижать долг, продажа доли в компании может способствовать этому», – говорит Полищук.

Представители «Роснефти» и Glencore от комментариев отказались, а связаться с представителями CEFC China Energy, ННК и второго акционера QHG Oil – Qatar Investment Authority – не удалось.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more