Статья опубликована в № 4594 от 25.06.2018 под заголовком: ОПЕК требует долива

Россия и Саудовская Аравия помогли США

Главным бенефициаром сделки ОПЕК+ стали американские компании

В субботу участники сделки стран ОПЕК и не-ОПЕК договорились увеличить добычу на 1 млн барр. в сутки, рассказали министры энергетики России Александр Новак и Саудовской Аравии Халид аль-Фалих. Россия сможет увеличить ее на 200 000 барр., заявил Новак на «России 24», а Саудовская Аравия – на «сотни тысяч баррелей», сказал аль-Фалих «Интерфаксу». Это первое изменение квот с начала действия сделки ОПЕК и присоединившихся к ней стран.

Уже в июле добыча может вырасти на 250 000–400 000 барр. в сутки, рассказал аль-Фалих. Во второй половине 2018 г. ее нужно будет увеличить минимум на 635 000 барр., чтобы сохранить баланс спроса и предложения, говорит аналитик Vygon Consulting Екатерина Колбикова.

Сделка выполнила свою роль – нефтяные котировки, рухнувшие к началу 2016 г. до $29 за 1 барр., в этом году пробивали уровень в $80. Российский бюджет и нефтяные компании оказались в двойном плюсе, поскольку бюджетное правило (ограничивает использование нефтегазовых доходов) сдерживало рост курса рубля вслед за нефтью. Только в этом году согласно поправкам в бюджет казна получит 1,75 трлн руб. не запланированных ранее нефтегазовых доходов. Но, выиграв в цене, многие участники сделки, в том числе Россия, проиграли часть рынка – их доля досталась производителям сланцевой нефти из США.

Новая сделка – новые потерпевшие

Заключенная в ноябре 2016 г. сделка предполагала сокращение добычи на 1,8 млн барр. в сутки, однако уже несколько месяцев соглашение перевыполняется, следует из данных ОПЕК. В мае добыча была на 2,6 млн барр. меньше, чем в октябре 2016 г., из-за ее падения в Венесуэле и неопределенной ситуации с иранской нефтью.

Рынок сбалансирован, но «важно не допускать перегрева», говорил Новак за день до встречи ОПЕК и не-ОПЕК в Вене. Именно дисбаланс спроса и предложения привел к падению цен в 2014 г. и небывалому росту запасов нефти к началу 2015 г. В частности, в США коммерческие запасы впервые в истории превысили 370 млн барр. в начале 2015 г., а в начале 2017 г. – уже 500 млн.

Дисбаланс удалось устранить, сейчас запасы – и в мире, и в США – достигли среднего значения за пять лет, констатировал российское Минэнерго в начале мая. Сокращать добычу страны, вошедшие в сделку, начали сразу, но добиться 100%-ного исполнения обязательств удалось лишь к маю 2017 г. Изначальный формат сделки предполагал сократить добычу лишь на полгода, однако соглашение было продлено до 2019 г.

Не все участники сделки смогут воспользоваться увеличением квот на добычу. «Ситуация у всех стран разная, – отметил Новак. – Кто-то не может восстановить добычу, кто-то продолжит исполнять квоты, кто-то увеличит добычу». По словам аль-Фалиха, из возможных 1 млн барр. рынок получил бы лишь 600 000 барр., если бы добыча была увеличена пропорционально квотам.

Будут выигравшие и проигравшие, считают эксперты. «Иран и Венесуэла оказались в худшем положении [в сравнении с остальными участниками сделки] – ни одна из стран не сможет в ближайшее время не только нарастить добычу, но и, вероятно, ее удержать», – говорит директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. Дополнительные квоты Ирана и Венесуэлы с учетом новых условий сделки достанутся крупнейшим ее участникам – прежде всего Саудовской Аравии и России, отмечает он. Решение поддержать рост квоты на 1 млн барр. далось Ирану и Венесуэле нелегко, но ОПЕК и России в любом случае пришлось бы увеличивать добычу – иначе на фоне санкций против Ирана цены на нефть могли достигнуть трехзначных цифр, что было бы чревато не только падением спроса, но и мировой рецессией. Принятое решение делает цены более стабильными, отмечает Маринченко.

Нефтяное место пусто не бывает

России, ОПЕК и другим участникам сделки удалось изменить баланс нефтяного рынка и заодно поддержать своих конкурентов. Основным бенефициаром сделки стали США, причем выгода для них оказалась двойной. За последние годы производителям сланцевой нефти удалось снизить цену безубыточности на месторождениях до $20 за 1 барр., и рост цен способствовал и росту их добычи.

Если Россия с октября 2016 г. к маю этого снизила добычу на 300 000 барр. в сутки (до 10,9 млн барр.), Саудовская Аравия – на 550 000 барр. (до 9,99 млн), то США увеличили на 1,94 млн до 10,73 млн. В результате страна (с учетом роста потребления нефти на 0,7%) увеличила свою долю на мировом рынке на 1,9 п. п. до 10,88%, перехватив покупателей у участников сделки ОПЕК+. Так, доля России снизилась на 0,34 п. п. (до 11,1%), а Саудовской Аравии – на 0,7 п. п. (до 10,1%).

После отмены запрета на экспорт нефти в конце 2015 г. американские компании начали экспансию на внешние рынки. США удвоили отгрузки сырой нефти в Европу до 10 млн т (200 000 барр. в сутки), в 15 раз вырос экспорт в Китай до 7,7 млн т (150 000 барр.), начались поставки в Индию – 1,2 млн т (24 000 барр.), в 4 раза увеличились в Японию – до 1,4 млн т (28 000 барр.). Россия же впервые за несколько лет снизила поставки в Европу – на 7,4 млн т (148 000 барр. в сутки), или на 4,1%. На четверть (2,5 млн т) снизился экспорт нефти из России в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, куда США поставили дополнительные 3,5 млн т, говорится в отчете ВР.

Дефицит на мировом рынке сохраняется с 2017 г. Поэтому компании ожидали пересмотра соглашения и активно наращивали бурение в начале 2018 г. Благодаря этому России будет проще увеличить добычу на согласованные 200 000 барр. в сутки – это произойдет в течение трех месяцев и даст дополнительные 3,5–4 млн т за 2018 г., оценивает старший консультант Vygon Consulting Дарья Козлова. По ее прогнозам, инвестиции нефтедобывающей отрасли в России в этом году выросли бы на 10–15% (с 1,3 трлн руб. в 2017 г.) вне зависимости от переговоров с ОПЕК и пересмотр квоты только увеличит их.

«Базовая добыча в России падает примерно на 10% в год, поэтому компаниям необходимо увеличивать бурение и осваивать новые месторождения – Мессояхское, Новопортовское, им. Филановского и др.», – утверждает Козлова.

Снижение доли на мировом рынке – не проблема для России, спокоен Маринченко: она снизилась незначительно, цена намного важнее. «Можно, конечно, иметь на 2% больше долю на рынке и на 40% меньше выручки», – иронизирует федеральный чиновник.

Уточнен комментарий старшего консультанта Vygon Consulting Дарьи Козловой.

Читать ещё
Preloader more