Экономика
Бесплатный
Николя Парази

Власти стран Персидского залива пытаются избавиться от «людей на диване»

Бюджетные проблемы из-за падения цен на нефть заставляют сокращать персонал госорганизаций и госкомпаний

Падение цен на нефть резко снизило бюджетные доходы зависимых от ее экспорта стран Персидского залива. Это заставляет власти искать способы сокращения госслужащих, многих из которых называют «людьми на диване».

Служба в государственных учреждениях и компаниях уже давно считается в регионе одним из самых привлекательных видов деятельности: зачастую это непыльная работа при вполне приличной зарплате. Количество сотрудников нередко превышает объем работы, которую нужно сделать, из-за чего фонды оплаты труда в таких организациях раздуты, а офисы заполнены людьми (прежде всего мужчинами), многие из которых проводят время, слоняясь по комнатам или валяясь на диванах.

Советник, работающий с несколькими министерствами в Саудовской Аравии, описывает типичную, по его словам, картину: целый день в приемной можно наблюдать десятки молодых саудовцев, не имеющих четких обязанностей кроме как переносить документы из одного кабинета в другой. По словам бывшего сотрудника государственного органа в ОАЭ, ответственного за выпуск гособязательств, работники в основном занимаются тем, что смотрят телевизор или спят. За последние годы этот орган не организовал ни одного размещения.

На проблему обратили внимание даже в МВФ. Учитывая нарастающие бюджетные проблемы, странам Персидского залива «необходимо прилагать постоянные усилия к тому, чтобы побуждать граждан искать работу в частном секторе, а компании – нанимать их», заявила директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард в воскресенье в Дохе, столице Катара, после встречи с местными руководителями центробанков и министерств финансов.

Доходы Кувейта сократились на 60% из-за падения цен на нефть, заявил 27 октября правитель страны шейх Сабах аль-Ахмед ас-Сабах. Выступая перед Национальной ассамблеей, он призвал предпринять срочные меры по сокращению госрасходов и исправить «дефекты национальной экономики». Месяцем ранее власти Бахрейна сообщили об объединении нескольких министерств и государственных учреждений с целью сэкономить средства и повысить эффективность. Премьер-министр Халифа ибн Салман аль-Халифа заявил, что это решение принято для того, «чтобы справиться с экономическими проблемами», и предупредил о возможности дальнейшей консолидации госорганов. Правда, он не говорил конкретно о сокращении рабочих мест – это политически чувствительный вопрос во многих странах региона. Рост безработицы, особенно среди молодежи, стал одним из факторов, спровоцировавшим «арабскую весну» в 2011 г. После этих событий правительства стран Персидского залива потратили миллиарды долларов на финансовую поддержку населения, включая повышение зарплат госслужащим, чтобы не допустить повторения протестных выступлений.

В Саудовской Аравии, по официальным данным, доля зарплат в госрасходах сократилась до менее чем 30% в 2014 г. с 40% в 2007 г., однако это относительное изменение, поскольку совокупные расходы государства резко выросли в этот период из-за масштабных инвестиций в инфраструктуру, образование и повышение благосостояния.

На рабочих специальностях в странах региона заняты прежде всего мигранты, в основном из Азии. Некоторые страны ввели программы своеобразного импортозамещения на рынке труда, предусматривающие квоты по замену иностранцев своими гражданами. Однако их реализация буксует, потому что многие местные жители отказываются заниматься тяжелой работой либо заработки в этом секторе не превышают зарплат госслужащих.

Стимулирование частного сектора, развитие которого помогло бы диверсифицировать нефтезависимые экономики, шло вяло в период высоких цен на нефть. Теперь властям приходится активно заниматься этим вопросом. Эмираты Дубай и Абу-Даби в последние пару лет создали фонды для поддержки стартапов. Представители органов власти не ответили на просьбы предоставить информацию о том, сколько компаний обратились в них за помощью.

Кувейт в 2013 г. подготовил программу поддержки малого и среднего бизнеса, но заработала она лишь в этом году. Кроме того, власти страны намерены дать возможность госслужащим, создающим свой бизнес или уходящим на работу в частные компании, вернуться в течение трех лет. Другая инициатива – выплата временных пособий тем, кто переходит с государственной должности на менее хорошо оплачиваемую работу в частном секторе.

Мерами поддержки воспользовался 30-летний Мохаммад Альмунайх, оставивший этим летом руководящую должность в суверенном инвестиционном фонде Кувейта, чтобы заняться собственным бизнесом, связанным с мобильными приложениями. По его словам, он пошел на этот шаг из-за недовольства госслужбой, «где сотрудников вознаграждают в основном за присутствие на рабочем месте», а не за заслуги. «Ты приходишь в 8 утра, а в 3 часа дня уже можешь уходить», – говорит он.

Согласно кувейтской статистике госслужащие составляют 84% занятого населения, и такая ситуация типична для стран региона. Между тем в странах Организации экономического сотрудничества и развития эта цифра, в среднем, составляет около 21% (правда, определение госсектора в Персидском заливе и ОЭСР различается). Предоставляемые государством гарантии занятости также удерживают работников от ухода в частный сектор; в Кувейте лишь 0,1% населения – самозанятые, согласно недавно проведенному исследованию. «Главная проблема здесь – ментальность: 95% молодых кувейтцев считают, что безопаснее строить карьеру на госслужбе», – говорит Неда ад-Дехани, консультирующий местные стартапы.

Различные гарантии, льготы и привилегии порождают у госслужащих чувство преданности своему учреждению. Проработав более 20 лет в государственной Kuwait Oil, 47-летний Мохаммед Альбасри даже не думает о возможности перехода в частный сектор. «Я люблю эту компанию как одну из своих дочерей. Она дала мне всё», – говорит он.

Перевел Михаил Оверченко