Экономика
Бесплатный
Габриэль Вильдау
Статья опубликована в № 4027 от 03.03.2016 под заголовком: Тормоз Китая

Китаю приходится реформировать неэффективные госкомпании

Но Пекин боится сокращать присутствие в экономике, опасаясь социальных волнений

Несмотря на замедление мировой торговли и избыток мощностей в секторе контейнерных перевозок, на государственных верфях Китая хватает работы. Крупнейший в стране контейнерный перевозчик China Ocean Shipping Group (Cosco) заказал в прошлом году 11 огромных судов. По данным китайского делового издания Caixin, три из них будут крупнейшими в мире.

Негосударственных акционеров Cosco могло бы заинтересовать, зачем компании 11 кораблей стоимостью $15 млрд, при том что ее руководство само отмечает ослабление спроса и избыток предложения на рынке. Кроме того, заказ должен быть выполнен в 2018 г. Но, по оценке МВФ, объем мировой торговли в 2015 г. снизился на 12% в стоимостном выражении и большинство специалистов не ожидают улучшения ситуации в ближайшее время. Дело в том, что самой Cosco придется оплатить лишь небольшую часть стоимости судов, так как с 2013 г. министерство финансов предоставляет судовладельцам субсидии на замену старых кораблей новыми, которые строят госкомпании.

Cosco – яркий пример проблем, с которыми сталкиваются неэффективные китайские госкомпании. Исключая единоразовые статьи баланса, убыток Cosco за первые девять месяцев 2015 г. составил 3,8 млрд юаней ($580 млн). На конец сентября отношение чистого долга к собственному капиталу у нее было 206%. Это в три с лишним раза выше среднего показателя (66%) у компаний, акции которых размещены на Шанхайской бирже, по данным китайской Wind Information.

Темпы роста экономики Китая упали до самых низких за 25 лет, и самым важным шагом в ее реструктуризации эксперты называют решение проблемы неэффективных госпредприятий. Реформа госкомпаний и проблемы китайской экономики тесно связаны между собой, утверждает экономист Mizuho Securities Asia Цзянгуан Шэнь: «После нескольких лет убытков частные компании не могут продолжать работать в отраслях, где есть избыточные мощности. Владелец закроет или продаст их, но госпредприятия могут по-прежнему получать кредиты и поддержку правительства».

Неуклюжие гиганты

Пекин стремится сбалансировать экономику, чтобы она не слишком сильно зависела от тяжелой промышленности и строительного сектора. Госкомпании сосредоточены в таких отраслях, как металлургия, добыча угля, судостроение и тяжелая промышленность, и все они привязаны к старой модели роста. Эти неуклюжие гиганты плохо приспособлены к тому, чтобы удовлетворять спрос в таких быстроразвивающихся отраслях, как здравоохранение, технологии, образование и сфера развлечений.

Субсидий, подобных той, что использует Cosco, сотни. По данным Wind, субсидии публичным компаниям составили 30 млрд юаней ($4,6 млрд) в 2014 г. Но их реальная сумма намного больше, так как многие субсидии получают непубличные компании. Кроме того, госпредприятиям доступны банковские кредиты по низким ставкам и скидки на землю, воду и электроэнергию.

Высокопоставленные чиновники обещают изменить ситуацию. «Необходимо собрать волю в кулак и приступить к работе, – призывал в декабре премьер госсовета КНР Ли Кэцян. – Мы должны безжалостно отсечь эти предприятия-зомби с огромными избыточными мощностями». В конце февраля министр труда Ин Вэйминь предупредил, что в результате реформ работы могут лишиться 1,3 млн и 500 000 рабочих в угольном и металлургическом секторах соответственно. Но он не уточнил, когда это произойдет. В сентябре 2015 г. Коммунистическая партия Китая одобрила план реформ госпредприятий, включающий их частичную приватизацию и изменение процесса назначения топ-менеджеров, которых сейчас выбирает специальное правительственное ведомство. Но больше всего внимания уделялось консолидации госкомпаний. За последний год власти одобрили слияние по меньшей мере шести крупных предприятий. Одним из них стало объединение Cosco и China Shipping Group, в результате которого должен появиться крупнейший в мире контейнерный перевозчик. Пекин надеется, что более крупные госкомпании будут более конкурентоспособны на международной арене и что это поможет избежать «недобросовестной конкуренции» между ними.

«[Председатель КНР] Си Цзиньпин, возможно, считает, что крупные госкомпании – это хорошо, – говорит Юконь Хуан, старший научный сотрудник Фонда Карнеги за международный мир и бывший директор Всемирного банка по Китаю. – Он видит, что ведущие компании на Западе становятся все больше. Когда китайские лидеры смотрят на так называемые «рыночные» экономики за рубежом, они не понимают, что крупные компании и слияния – это плохо».

Консолидация госкомпаний в Китае началась более 10 лет назад. После создания в 2003 г. Комиссии по управлению и надзору за государственным имуществом число компаний под ее контролем уменьшилось с 189 до 103 – во многом благодаря слияниям.

Откат в реформах

Масштабные реформы в стране начались в конце 1990-х гг., после того как банковская система Китая чуть не рухнула из-за проблемных кредитов госкомпаниям. Число их сотрудников уменьшилось почти вдвое – с 70 млн в 1997 г. до 37 млн в 2005 г. Когда наименее эффективные предприятия были закрыты или приватизированы, их рентабельность улучшилась, хоть и не стала выше, чем у частных компаний.

Но все изменилось после кризиса 2008 г. Пекин стал активно поддерживать госкомпании, чтобы стимулировать экономику. Банкам было поручено увеличить их кредитование, и гиганты прилежно инвестировали в новые заводы и оборудование, не обращая внимания на коммерческую целесообразность. Сокращение госсектора прекратилось.

Прибыль госкомпаний и спрос на их продукцию временно выросли, наблюдался бум в строительстве недвижимости и инфраструктуры. Но затем наступила суровая реальность – банки и регуляторы ужесточили условия кредитования, опасаясь увеличения долговой нагрузки компаний и местных органов власти; спрос на рынке недвижимости ослаб; рост вложений в инфраструктуру замедлился. Компании тоже прекратили инвестировать из-за слабого спроса на свою продукцию.

Чистый убыток Aluminium Corp of China составил 17 млрд юаней ($2,6 млрд) в 2014 г. – самый крупный среди публичных госкомпаний. Но проблемы есть и у многих других госпредприятий. Примерно 42% из них были убыточны в 2013 г., по официальной статистике. В прошлом году совокупная прибыль госкомпаний снизилась в абсолютном выражении впервые с 2001 г. Разница между рентабельностью государственных и частных компаний теперь максимальная за 20 лет.

Многие аналитики сомневаются, что консолидация крупных предприятий поможет решить проблему избыточных мощностей и их низкой рентабельности. По их мнению, рано или поздно придется закрывать заводы и сокращать сотрудников. «Создание более крупных госкомпаний, вероятно, усугубит их и без того пугающие финансовые и организационные недуги, – считает Уэнди Лейтерт из центра по изучению Китая в Brookings Institution. – Консолидация увеличит их рыночную долю, но ценой риска снижения конкурентоспособности и эффективности в долгосрочной перспективе».

Для многих западных экономистов ответ ясен – нужно повышать эффективность с помощью приватизации. Но Пекин пока не хочет идти на это. Власти уже экспериментировали, продавая миноритарные доли в предприятиях. Но они уверены, что должны усиливать контроль над государственными активами, а не снижать свою роль в экономике.

Судьба миллионов рабочих мест

Главным препятствием для закрытия убыточных госкомпаний служит перспектива массовых сокращений штатов, которые, как опасаются в Пекине, приведут к социальным волнениям. Объединение слабых предприятий с более устойчивыми представляется менее болезненным способом избавиться от избыточных мощностей. «Если сильное предприятие сможет реструктурировать более слабое, они смогут найти способы перераспределить сотрудников. Они не станут просто всех сокращать», – утверждает Цзю Цзиньвэнь, экономист Академии общественных наук КНР, которая консультирует правительство.

Объявленное в сентябре решение Longmay Group, крупнейшего промышленного госпредприятия в северо-восточной провинции Хэйлунцзян, уволить 100 000 рабочих сразу попало в заголовки новостей. Однако в заявлении Longmay также говорилось, что многие из них получат работу в дочерних компаниях, что свидетельствует о давлении, которое власти оказывают на госкомпании с целью сохранить рабочие места.

Некоторые китайцы счастливы, что работают в компаниях, где даже в тяжелые времена увольняют редко. «После финансового кризиса многие ушли работать на менее крупные (частные) судоверфи, где зарплата выше, – говорит сотрудник компании, которая строит корабли для Cosco. – Но теперь эти компании закрываются, а люди сожалеют, но вернуться сюда им непросто».

Перевел Алексей Невельский