Шувалов: от госкомпаний получат максимум дивидендов

Возможны исключения, но получить их будет сложно, уточнил вице-премьер

Чиновники рассчитывают взять 50% прибыли с каждой госкомпании, но готовы допустить исключения. «Предложения сейчас такие, что надо максимально, с кого можно, взять, взять 50% чистой прибыли, но там, где сделать это невозможно, должны быть веские причины, и это должна быть сложная процедура принятия такого решения», - объяснил первый вице-премьер Игорь Шувалов журналистам в среду после совещания у премьер-министра.

Шувалов заявил, что правительство сейчас «ориентирует» компании на максимальные выплаты: «Это хорошо и для инвесторов, и для того, чтобы продемонстрировать все-таки некую инвестиционную привлекательность,чтобы они покупали эти акции». На его взгляд, в целом сейчас время, когда можно заплатить дивидендов до 50%, но для некоторых компаний, наоборот, от 50% и ниже.

Вице-премьер не пояснил, о какой сложной процедуре , необходимой для получения исключения из общего правила, сейчас идет речь. В 2016 г. госкомпаниям повысили дивиденды – с 25 до 50% прибыли по РСБУ или МСФО (от большей из величин), при этом было принято единое постановление, но несмотря на это некоторые госкомпании получили исключения («Газпром»Роснефть», «Транснефть»). «Никаких сложных процедур они для этого не проходили – просто лоббисты дошли до первых лиц и пожаловались на большие инвестпрограммы», – говорили высокопоставленные чиновники.

Летом прошлого года Минфин предложил сделать норму бессрочной и сразу же записал в трехлетний бюджет 700 млрд руб. – все те же госкомпании и заговорили о новых исключениях. Шувалов уже зимой понял, что повторять прошлогоднюю историю – принимать решения, которые не выполняются, - не стоит, поясняет один из чиновников: лучше сразу предусмотреть исключения.

Сейчас вопрос в том, чтобы сделать этот процесс более цивилизованным, продолжает он, к примеру, Росимущество уже разослало в госкомпании письма с просьбой заплатить 50% или обосновать, почему не могут платить – приложив при этом свои долгосрочные программы развития, информацию об инвестпрограммах и прочее. Эти документы и надо будет проанализировать, чтобы принять решение об исключении, говорит собеседник «Ведомостей». Минфин и Минэкономразвития выступили с консолидированной позицией: подход должен быть единым. Если госкомпании вынуждены финансировать инвестпрограммы из собственных, а не заемных средств, используя это как аргумент для снижения дивидендов, эти инвестиции недостаточно эффективны, заявил недавно министр финансов России Антон Силуанов.

Правительство планировало собрать от госкомпаний 483,5 млрд руб. в этом году и около 1,4 трлн руб. за три года. Если пойти на уступки госкомпаниям, потери могут составить до 250-300 млрд руб. И тогда придется отказаться от идеи нарастить расходы на 200 млрд руб. в этом году за счет дополнительных ненефтегазовых доходов, говорил Силуанов.

Исключения могут быть предназначены для трех госкомпаний. У каждой свои извиняющие обстоятельства. Например, «Газпром» может заплатить 24% от прибыли по МСФО (как и в прошлом году) – у него обширная инвестпрограмма: «Северный поток – 2», «Турецкий поток» и «Сила Сибири» общей суммой в 1,55–1,6 трлн руб., по прогнозам «Ренессанс капитала». Инвестпрограмма настолько большая, что денежный поток компании будет нулевой или отрицательный, а значит, компании в любом случае придется занимать.

При дивидендах в 50% занять придется 550–600 млрд руб., по прогнозам «Ренессанс капитала». Однако чистый долг увеличится всего до 1,6 EBITDA. Исходя из оценки прибыли «Газпрома» по Fitch за 2016 г. (800 млрд руб.), государство может получить напрямую от компании (дивиденды через «Роснефтегаз» оно получит в 2018 г.) до 172,3 млрд руб. при планке в 50% прибыли по МСФО, при 25% - получит всего 86 млрд руб.

У «Роснефти» вообще особые условия – уже до совещания она заявила, что будет платить 35% по МСФО. Это решение главного акционера («Роснефтегаза»), говорил исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин. «Роснефть не является формально госкомпанией, потому что принадлежит правительству через РНГ, объясняла «Роснефть». Еще в прошлом году чиновники с этим согласились. Свободный денежный поток «Роснефти» в 2017 г. - 300 млрд руб., по оценкам Кирилла Таченникова из БКС. Но чистый долг «Роснефти» высок (отношение к EBITDA – более 3).

«Транснефть» в прошлом году ссылалась на ограничения в законе «Об акционерных обществах», который запрещает направлять на дивиденды более 100% прибыли по РСБУ. В прошлом году она заплатила 8,9% прибыли по МСФО. В этом году менеджмент компании будет предлагать выплаты в 25% от прибыли, сообщил журналистам первый вице-президент компании Максим Гришанин. В существующей реальности это хорошая величина, считает он, больше можно платить после того, как компания закончит расширение ВСТО в 2020 г.

Конечно, госкомпании способны уплатить дивиденды в размере 50% по МСФО - во всем мире в сопоставимых с российскими госкомпаниями отраслях платят 70%, указывает Александр Бранис из Prosperity Capital. Они могут профинансировать свои инвестпрограммы за счет долга плюс за счет собственных средств, но без ущерба для утвержденной собственником дивидендной политики, подчеркивает Бранис: прибыль на инвестиции - это не бесплатные деньги, как кажется сейчас. Вероятно, все упирается в политическую волю, констатирует он.

При стабильном тренде роста дивидендов будет расти и капитализация, отмечает Елена Сапожникова, партнер UCP: «В среднем мировые компании этого сектора направляют на дивиденды побольше 25% от прибыли, акционеры поэтому ожидают то же самое и от «Газпрома», при этом все понимают, что решение принимает государство».

Чиновники не могут принять решение, потому что это затрагивает интересы влиятельных госкомпаний, а в таких ситуациях решение может принять только один человек – президент, констатирует один из чиновников.