Экономика
Бесплатный
Лео Льюис| Том Митчелл|Юань Ян
Статья опубликована в № 4331 от 30.05.2017 под заголовком: Китай против потерянных десятилетий

Может ли в Китае повториться история японского пузыря?

Нынешняя китайская экономика сильно напоминает японскую середины 1980-х годов, считают многие эксперты

Сегодня Китай, как когда-то Япония, является лидером мирового экономического развития: это вторая по величине экономика на планете, она обеспечивает 40% глобального роста ВВП, и на ее долю приходится более 20% совокупных импортных поставок в США. Однако около 30 лет назад на рынках недвижимости и акций Японии надулся гигантский пузырь, который, лопнув, ударил по экономике и подорвал ее рост в последующие десятилетия. Поэтому сегодня приоритет Пекина – избежать судьбы своего соседа.

Власти Китая уже давно озабочены этой проблемой. В 2010 г. общий долг страны (государственный, корпоративный, домохозяйств) приближался к 200% ВВП. Поэтому нынешний лидер Си Цзиньпин, который тогда еще был заместителем председателя КНР, поручил специалистам изучить риски и извлечь уроки из японского прошлого, говорят два знакомых с его распоряжением экономиста. Однако спустя семь лет долг Китая составляет уже 250% ВВП и продолжает расти, а власти пытаются остановить рост цен на недвижимость и справиться с последствиями обвала китайского фондового рынка в 2015 г. Из-за такого увеличения долга агентство Moody's на прошлой неделе снизило кредитный рейтинг Китая как раз до уровня Японии (A1).

Сходства и различия

Параллелей между сегодняшним Китаем и Японией 1980-х гг. немало в самых разных областях. Китайские компании и инвесторы тоже готовы дорого платить за зарубежные активы. Например, в 1989 г. японская Mitsubishi Estate приобрела за $900 млн 51% в Rockefeller Center в Нью-Йорке, а китайская CC Land в этом году договорилась купить лондонский небоскреб Cheesegrater за 1,15 млрд фунтов ($1,47 млрд). В том же 1989 г. Sony заплатила $3,4 млрд за Columbia Pictures в 1989 г., а сейчас ChemChina ждет завершения сделки по покупке швейцарской Syngenta за $43 млрд (это крупнейшее поглощение западной компании китайской).

Но некоторые экономисты настаивают, что различий гораздо больше, чем схожих черт. По словам инвестиционного стратега Matthews Asia Энди Ротмана, единственная реальная польза от этих сравнений — «успокоить людей». Так, экономисты считают началом возникновения пузыря в Японии международное соглашение Plaza Accord в сентябре 1985 г., позволившее США девальвировать сильно укрепившийся доллар. Спустя три года курс японской валюты вырос вдвое до 120 иен за доллар. Китай, наоборот, контролирует курс юаня и обладает обширными возможностями остановить падение фондового рынка, что продемонстрировал после обвала июне 2015 г.

Второе важное отличие – это возможность восстановиться после падения цен на недвижимость. Для Японии в начале 1990-х гг. это стало катастрофой, поскольку у нее не было инструментов для стимулирования экономики. Но централизированное экономическое планирование Китая позволяет ему попытаться осуществить то, чего Япония никогда сознательно не делала, – перейти от экспортной модели экономики к ориентированной на внутреннее потребление, говорит стратег брокерской компании CLSA Кристофер Вуд.

Третье отличие – уникальность Китая. Две трети корпоративного долга приходятся на долю обязательств госкомпаний перед государственными банками. «Обычный анализ долга неприменим в таких условиях, учитывая способность правительства перетасовывать долг внутри системы», – отмечают аналитики Macquarie.

Долговая проблема

Тем не менее, в Китае долг растет значительно быстрее. Если частному сектору Японии потребовалось четверть века, чтобы его долг почти удвоился со 125% ВВП в 1970 г. до более чем 220% ВВП в 1995 г., по данным профессора Кингстонского университета Стива Кина, то долг китайского частного сектора увеличился со 115% до более чем 210% ВВП всего лишь за последние девять лет. «Китай не может избежать всех законов экономики, но во многих отношениях он уникален», – говорит Эсвар Прасад, профессор экономики Корнеллского университета и бывший руководитель китайского отдела МВФ.

Важно не только то, что японский пузырь лопнул, а то, что его последствия по-прежнему проявляются, например в виде бюджетного дефицита, «необходимого для поддержания экономики на плаву», считает старший экономист Fujitsu Research Institute Мартин Шульц. После того как лопнул пузырь, Япония откладывала необходимые реформы вплоть до середины 2000-х гг. из-за нежелания спровоцировать банкротства компаний и массовые увольнения. Это наглядный пример того, что не должен повторять Китай в случае похожего кризиса в своей банковской системе. Поэтому, по мнению главного экономиста Credit Suisse в Японии Хиромичи Сиракавы, гораздо важнее не возникновение пузыря в Китае, а реакция властей на его возможные последствия. «Труднее всего будет вернуть доверие к банкам. Если не позволить некоторым обанкротиться, ничего не сработает», – утверждает он.

Беспокойство вызывают и демографические тренды. В обеих странах они стали негативно отражаться на экономике, так как численность населения трудоспособного возраста (от 15 до 54 лет) начала сокращаться. Если в Японии это произошло в 1990 г., то в Китае – в 2012 г. «Китай обращает внимание на демографию, так как знает то, что тогда не было известно Японии и вообще кому бы то ни было. На ее примере мы поняли, как быстро может прекратиться экономический рост из-за демографических изменений», – говорит Шульц из Fujitsu Research Institute.

Чем сегодняшний Китай похож на Японию конца 1980-х годов

«Эйфория от своей страны»

Некоторые экономисты объясняют возникновение пузырей эйфорией, которая возникает в конце периода процветания. «Все начинается со вполне разумного оптимизма и переходит в ощущение того, что нет никаких границ. Каждый инвестор хочет в этом участвовать. Люди начинают испытывать эйфорию от своей страны, – утверждает Питер Таскер, инвестор и автор работ по экономической истории Японии. – В Японии был абсолютный пузырь: стоимость акций и недвижимости выросла одновременно. Эйфория было социальной, политической, экономической и финансовой».

В обеих странах такое поведение сильно изменило жизнь миллионов людей. На пике пузыря в Японии стоимость жизни в крупных городах стала недоступной для обычных работников. Так, в 1989 г. стоимость квартиры площадью 75 кв. м в 90 минутах езды от центра Токио в 8,5 раз превышала среднюю годовую зарплату офисного сотрудника. В Китае ситуация еще острее – стоимость квартиры площадью 100 кв. м в Пекине в среднем в 50 с лишним раз превышает годовой доход местных жителей. Аналитики считают это сравнение особенно важным из-за подходов правительств к решению проблемы. В 1989 г. председатель Банка Японии Ясуси Миено раскритиковал ситуацию на рынке недвижимости, где цены слишком сильно выросли, и тем самым, по мнению многих, спровоцировал их падение. Пекин, по-видимому, учитывает это, поскольку осторожно говорит о «сдерживании» роста цен, а не борьбе с пузырем, превратившим десятки миллионов городских жителей в долларовых миллионеров.

Перевел Алексей Невельский