Статья опубликована в № 4359 от 10.07.2017 под заголовком: Проект бонуса стоит

Менеджеры ВЭБа могут начать платить из бонусов за потери инвесторов

Чиновники обсуждают новые гарантии на случай срыва сроков проектов

Со следующего года правительство рассчитывает запустить на базе ВЭБа фабрику проектного финансирования. Госкорпорация будет отбирать проекты, входить в их капитал, помогать в управлении, давать деньги на долгий срок и по фиксированной ставке и вместе с государством снижать риски инвесторов, например инфляционные (см. врез).

Теперь чиновники хотят защитить инвесторов от потерь и в случае срыва сроков проекта их может компенсировать ВЭБ, рассказали об обсуждающихся предложениях два чиновника и человек, близкий к госкорпорации. «Гарантия завершения может стать вишенкой на торте», – считает федеральный чиновник. Подрядчик предоставит гарантию ВЭБа инвесторам, чтобы снизить риски проекта и, соответственно, ставку по кредитам. Если гарантия сработает, ВЭБ заплатит инвесторам, а потом будет взыскивать деньги с инициатора проекта.

Как заработает фабрика

Финансирование (до 15 лет) должно предоставляться по фиксированной ставке. Это сумма целевой инфляции в 4%, рыночной оценки доходности на базе инфляционных ОФЗ и премии за кредитный риск (не более 350 б. п.). ВЭБ гарантирует рыночную доходность: если инфляция ускоряется, он компенсирует разницу между фиксированной ставкой по соглашению и краткосрочными плавающими ставками рынка. А сам получит компенсацию из бюджета. Субсидии ВЭБу из бюджета будут невелики – несколько миллиардов в год, говорил Горьков. ВЭБ будет мониторить и сопровождать проект, результаты будут доступны другим участникам финансового пула, передал через представителя Курдюков, при необходимости ВЭБ сможет привлекать независимые надзорные организации. ВЭБ, по его словам, может принимать на себя повышенные риски, обеспечивая проект более длинными ресурсами.

Вопрос – как покрывать расходы самого ВЭБа. Госкорпорация рассчитывает на бюджет, но Минэкономразвития и Минфин считают, что этот риск должен взять на себя ВЭБ, рассказывают собеседники «Ведомостей». Минфин согласился покрывать инфляционные риски, так как действия ЦБ и бюджетная политика влияют на инфляцию, но бюджет не может брать на себя риски подрядчика, констатирует финансовый чиновник. Это функция финансовой организации – накапливать риски, объясняет он: ВЭБ отбирает проекты, анализирует их и перспективы отрасли, входит в капитал, в совет директоров, заключает акционерное соглашение, следит за проектом, может контролировать сроки и смету. Возможные потери ВЭБа будут зависеть от эффективности менеджмента, поэтому их можно частично компенсировать за счет их бонусов, предлагает чиновник. Раздачи гарантий по разнарядке не будет, обещает он: ВЭБ будет принимать решение и определять, в каких случаях гарантии срабатывают.

Банковский контроль за заемщиками совершенствуется, говорит человек, близкий к ВЭБу: разрабатываются технологии, которые позволяют в режиме реального времени отслеживать весь путь проекта, потоки стройматериалов и денег и в случае отклонений реагировать сразу, а не после проверки отчетности, когда реагировать может быть уже поздно. Программа определяет основные признаки вывода средств в преддверии банкротства и тут же оповещает о манипуляциях, такой инструмент уже использует Сбербанк, говорит сотрудник банка.

Идея обсуждалась на проектном комитете в Минэкономразвития, рассказывают участники встречи. Основные принципы работы фабрики проектного финансирования планируется утвердить до конца июля, передал через представителя первый заместитель председателя ВЭБа Дмитрий Курдюков. Но ВЭБ опровергает предоставление таких гарантий. «В рамках фабрики проектного финансирования <...> ВЭБ не планирует предоставление гарантий, страхующих от увеличения сроков и сметы проекта (completion guarantee, гарантия завершения проекта)», – отмечает Курдюков. Представитель Минэкономразвития отказался от комментариев, а Минфина – ответил, что предложение в министерство не поступало.

Это распространенная практика – генподрядчик или подрядчик предоставляет инвесторам банковскую гарантию, рассказывает партнер PwC Дмитрий Ковалев, она срабатывает, если сроки сорваны по его вине, и в течение нескольких дней после просрочки банк-гарант перечислит деньги инвесторам. Такая гарантия используется, когда инвесторам выгоднее завершить проект, чем требовать денег, отмечает партнер DS Law Александр Ковалев. Договор может исполняться автоматически при наступлении определенных условий, рассказывает сотрудник госбанка. Когда банки покрывают эти риски, то за гарантии им платит подрядчик, но должен ли бюджет или ВЭБ гарантировать риски частных проектов и по какой стоимости, задается вопросом госбанкир: бесплатные гарантии расслабят инвесторов и подрядчиков. Будет ли инициатор проекта платить ВЭБу за гарантию – пока обсуждается, говорит чиновник.

Как премирует ВЭБ

1,139 млрд руб. такую премию по итогам прошлого года получат 2177 сотрудников ВЭБа. Эта сумма не учитывает вознаграждение председателю госкорпорации Сергею Горькову – оно не раскрывается, но определяется по общим принципам. Это рекордные для ВЭБа выплаты. Соотношение общекорпоративной и индивидуальной частей премии будет рассчитываться в зависимости от должностного разряда, говорил сотрудник госкорпорации. Изначально менеджмент ВЭБа предлагал заплатить сотрудникам 1,75 млрд руб.

Изменение сроков проекта – обычное явление в России, сказал сотрудник госбанка. Очень часто задержки возникают на нулевом этапе – например, не успевают развернуть технику и людей, объясняет Дмитрий Ковалев. Многие объекты строят без проектной документации, реальной стоимости никто не знает и она растет, рассказывает участник строительного рынка, задержки происходят и из-за государства: затягивается перенос коммуникаций или подготовка площадки для строительства. Землю часто выделяют с опозданием, добавляет аналитик InfraONE Александра Галактионова: государству нужно решить вопросы с собственниками, все вязнет в судебных процессах. В концессиях инвестор защищен – простой компенсирует государство. Например, ГК «Автодор» заплатила около 5 млрд руб. Северо-Западной концессионной компании (совместное предприятие «Мостотреста» и французской Vinci) из-за задержек при строительстве участка трассы Москва – Санкт-Петербург: возникли проблемы с выкупом земель и переносом коммуникаций.

Одна из частых причин – срыв сроков финансирования или нехватка денег, говорит Дмитрий Ковалев. Также нередко – по вине государства. В прошлом году план по финансированию из региональных дорожных фондов был выполнен только на 86%, рассказывает он: из-за межведомственных согласований не были вовремя заключены госконтракты с подрядчиками. Заказчик может в любой момент оборвать финансирование, а банковский кредит получить очень сложно, отмечается в обзоре InfraONE: кредит на любое строительство (кроме концессий), будь то ларек или мост, последние два-три года почти автоматически получает мусорный рейтинг, нормативы резервирования по таким кредитам доходят до 100%.

Согласно стратегии ВЭБ направит 770 млрд руб. (базовый сценарий) на финансирование проектов до 2021 г. Какая часть – длинные деньги, не указано, но это будут сотни миллиардов вместе с деньгами соинвесторов, говорил ранее чиновник. Портфель проектов на рассмотрении ВЭБа – около 250 млрд руб., рассказывал Курдюков.

Государство не должно переносить на ВЭБ все риски, в том числе связанные с его собственными действиями, – а такие гарантии могут к этому привести, переживает один из чиновников. «При сохранении нынешней концепции банк развития станет не «фабрикой проектного финансирования», как задумано, а «фабрикой господдержки 2.0», – предупреждают аналитики InfraONE. ВЭБу необязательно быть источником дешевых денег, считают они: ликвидности на рынке достаточно и без ВЭБа (по их оценкам, доступно около 2,3 трлн руб.), а у ВЭБа и так большие долги (см. график), на его поддержку в ближайшие три года заложено 450 млрд руб. бюджетных субсидий и вряд ли «государство согласится покрыть новые «благотворительные» начинания госкорпорации». Они советуют ВЭБу стать не фабрикой, а инициатором и ключевым бенефициаром внедрения умных инструментов на рынке – например, сложных видов ценных бумаг, многоходовых синдикаций и других инструментов, недоступных никому из участников рынка поодиночке.