Статья опубликована в № 4418 от 29.09.2017 под заголовком: Риски накопятся в долг

Российские банки кредитуют не тех потребителей

Им нужно сосредоточиться на более обеспеченных и менее рисковых заемщиках, считают аналитики ЦБ

Даже умеренный рост потребительского кредитования в России сейчас чреват рисками, не менее серьезными, чем во время кредитного бума 2010–2012 гг., говорится в аналитической записке департамента исследований и прогнозирования ЦБ (может не совпадать с официальной позицией регулятора). Хотя нового бума не будет: цены на нефть снизились, реальные доходы россиян тоже.

Долговая нагрузка на домохозяйства высока, пишут аналитики ЦБ. В среднем заемщики отдают 10–15% дохода на погашение долга (см. график): в развитых странах превышение этого показателя предшествовало банковским кризисам, в развивающихся в 2013 г. равновесными считались 17%.

Возможностей для роста кредитования у банков сейчас не так уж много. Есть три группы населения, которые могли бы обеспечить существенный прирост новых кредитов. Треть прироста потенциально могут принести 20% самых обеспеченных людей, треть – с доходом ниже медианы по стране, и еще треть – те, чей доход чуть выше. Проблема в том, что потребности этих групп и их склонность к риску очень различны и противоречат друг другу.

Люди с доходами ниже медианы, которые обеспечивают значительную часть спроса на займы, по данным опроса «Демоскопа» за 2015 г., в среднем располагают не просто небольшим, но и непостоянным доходом с высоким риском его лишиться, а их долговая нагрузка выше предельных оценок. Такие заемщики более склонны наращивать долг, чем люди с высокими доходами, и меньше внимания обращают на ставки по кредиту: хотя номинальные и реальные ставки выросли с 2013 по 2015 г., их спрос на кредиты существенно не снизился. Они готовы рисковать в силу завышенных инфляционных и зарплатных ожиданий и низкой финансовой грамотности, указывают аналитики ЦБ.

В целом около четверти заемщиков готовы брать кредиты по очень высоким ставкам. В основном это россияне с самыми низкими доходами. Именно такие заемщики обеспечивают банкам высокую маржу, с помощью которой банк компенсирует риск, связанный с ненадежностью клиента. Поэтому банки могут сохранять высокие ставки по кредитам, несмотря на смягчение денежно-кредитной политики ЦБ – это особенность их бизнес-модели, говорится в аналитической записке.

Такие ставки отталкивают надежных заемщиков – людей с высокими доходами и потребностью в кредите. Если банки будут готовы снижать ставки вслед за снижением ключевой ставки ЦБ, они смогут привлекать таких заемщиков. Из-за высоких ставок у банков очень мало заемщиков с высоким доходом и низким уровнем риска, согласен главный экономист ООО «ПФ капитал» Евгений Надоршин: они не привыкли кредитовать таких клиентов и не умеют с ними работать. Значительная доля кредитов приходится именно на высокорисковых клиентов с низкими доходами, говорит он.

Потребительское кредитование вернулось к росту, указывают аналитики Fitch: в этом году необеспеченное кредитование вырастет на 7%, в следующем – на 3–5%. По данным Национального бюро кредитных историй, в первом полугодии 2017 г. сумма выданных потребительских кредитов выросла на 38,4% к аналогичному периоду прошлого года, количество – на 28,9%, указывали аналитики РАНХиГС, причем рост был сильнее в регионах с высоким уровнем бедности. Из-за кризиса для малообеспеченных людей кредит стал реальным способом поддержки хоть сколько-нибудь приемлемого уровня жизни.

Накопление рисковых заемщиков с низкими и непостоянными доходами чревато избыточными рисками для банков, пишут аналитики ЦБ. Выдавая кредит семье с низким доходом (самым малообеспеченным 10% россиян), банк рискует уже в момент выдачи, поскольку медианная сумма кредита, который берут эти люди, почти в 10 раз выше их медианного дохода (5000 руб.). Ограничить эти риски могли бы меры макропруденциальной политики, отмечается в записке. Какие именно меры, не уточняется. В международной практике риски розничного кредитования часто ограничиваются при помощи показателя долговой нагрузки, говорит представитель ЦБ, сейчас регулятор разрабатывает такой показатель.

Показателей долговой нагрузки существует много, рассказывает экономист «ВТБ капитала» Александр Исаков, самый распространенный – PTI (payment to income, отношение платежа к доходу), определяющий, какую долю дохода человек направляет на обслуживание долга. Банки с современной системой управления рисками, даже если регулятор не установил предельного показателя для всех банков страны, часто сами используют его.

Похоже, ЦБ признает, что экономика восстанавливается медленно, а качество заемщиков улучшается плохо, и предлагает сильнее регулировать банки, поскольку в такой среде они могут набрать лишние риски, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Потенциал роста рынка неипотечного кредитования в России действительно практически исчерпан, признает она, этот рынок составляет 8–9% ВВП, что сопоставимо с Восточной Европой. Соответственно, рост потребительского кредитования сейчас чреват накоплением рисков. Беспокоит другое: после перехода к таргетированию инфляции экономический рост традиционно поддерживается увеличением кредитного плеча, ведь ставки снижаются, людям более комфортно брать кредиты, говорит она. Если ЦБ будет сдерживать этот цикл мерами макропруденциального регулирования – например, повысит норму резервирования, – это ограничит рост экономики, предупреждает она, логичнее было бы искать точки ускорения экономики.

Регулятор, скорее, предупреждает о потенциальных рисках, поскольку Россия находится в самом начале нового кредитного цикла, возражает Исаков. Массовой проблемы с людьми, чьи доходы находятся в нижних децилях, нет: банки пока ведут консервативную политику, но риски могут возникнуть, если кредитная нагрузка на таких людей начнет существенно расти, признает он.

Читать ещё
Preloader more