Статья опубликована в № 4519 от 02.03.2018 под заголовком: Бюджетный поворот

Путин назвал параметры бюджетного маневра

Президент повторил многие из своих обещаний ­позаботиться о людях, но на этот раз счет может быть ­выставлен самому населению
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Перед очередными своими выборами в президенты Путин согласился на то, что эксперты предлагали ему еще в 2011 г., – наращивать расходы на инфраструктуру и здравоохранение. Поддержать эти сферы он призвал в послании Федеральному собранию.

Деньги на людей...

Провести бюджетный маневр предлагал председатель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, но его программа предполагала постепенное увеличение расходов еще и на образование. Путин призвал развивать образование, но сумму не назвал. На здравоохранение же в 2019–2024 гг. должно направляться более 4% ВВП в год, а стремиться нужно к 5%, сказал он.

В послании Путин пообещал бороться с бедностью, снизив ее уровень вдвое. Пока доходы россиян падают четыре года подряд, а уровень бедности растет – до 13,8% за январь – сентябрь 2017 г.

3,4 трлн руб. Путин пообещал направить на решение демографических проблем в ­2019–2024 гг. – продолжительность жизни должна превысить 80 лет к концу 2020-х. В 2017 г. рождаемость упала впервые за 10 лет, а естественная убыль населения превысила 130 000 человек после прироста в 2016 г.

...и на дороги

11 трлн руб. Путин пообещал направить на строительство и обустройство автодорог, существенно больше, чем в предыдущие шесть лет – 6,4 трлн. 8,4 трлн руб. из этой суммы – расходы федерального бюджета, а остальное – частные инвестиции, по части которых ожидаются госгарантии, рассказывает федеральный чиновник. Они могут увеличить госдолг на 2–3% ВВП, но постепенно, по мере предоставления госгарантий, отмечает он.

До сих пор бюджетное финансирование инфраструктуры стремительно сокращалось: в 2017 г. расходы федерального бюджета снизились на 24% по сравнению с 2014 г. (до 550 млрд руб.), а их доля в ВВП – на 0,08 п. п. до 0,62%, оценивали аналитики InfraOne. Пока все вложения в инфраструктуру государства и частных инвесторов не превышают 4,8% ВВП, или 4,3 трлн руб., говорилось в их докладе, причем значительная доля внебюджетных средств приходится на госсектор.

Обещанной президентом прибавки не хватит, чтобы профинансировать все проекты, нуждающиеся в поддержке, замечает директор Института экономики транспорта и транспортной политики Михаил Блинкин: дорожная сеть десятилетиями была недофинансирована. В России всего около 5000 км автомобильных дорог высших технических категорий, напомнил он, тогда как в Китае ежегодно их строится как минимум вдвое больше. Денег не хватит, даже чтобы полностью выполнить программу строительства дорог высших категорий госкомпании «Автодор» и программу комплексного развития инфраструктуры (разрабатывается для региональных агломераций), замечает он.

Возникает вопрос, откуда взять деньги, говорит главный научный сотрудник РАНХиГС Наталья Зубаревич. Чиновники разработали несколько механизмов привлечения частных инвестиций. Прежде всего это «инфраструктурная ипотека» Минэкономразвития, которая должна снизить риски инвесторов. Но до сих пор Минэкономразвития не удалось договориться с Минфином о ключевом элементе нового механизма – фонде инвестиций в инфраструктуру. Он должен предоставлять финансирование проектам, привлекая деньги с рынка через облигации, обеспеченные госгарантиями. Сам Минфин предлагает активнее использовать контракты жизненного цикла – строить по госзаказу, но повышать заинтересованность строителей в качестве работ и технологических решений.

Откуда деньги

Где взять деньги, Путин не сказал. Это еще обсуждается, но ключевой источник – доходы от дополнительного роста экономики, говорят два федеральных чиновника, в частности, быструю прибавку в темпах роста дадут инфраструктурные проекты. Уже в 2018 г. бюджет может стать профицитным (около 1% ВВП) при сохранении текущих цен на нефть, указывало в январе Минэкономразвития. Тратиться эти деньги должны на приоритетные направления, говорят чиновники: на развитие человеческого капитала и инфраструктуры. Но, возможно, придется и менять налоги.

Готовых рецептов налоговой реформы пока нет, но все обсуждающиеся предложения бьют по доходам населения: активно обсуждавшийся в 2017 г. налоговый маневр (снижение страховых взносов и повышение НДС до 22%), право регионам отменять налог на движимое имущество взамен введения торгового сбора с оборота, изменение ставки НДФЛ. Осенью на совещаниях анализировались последствия повышения НДФЛ до 15–16% и введения необлагаемого минимума.

Путин рассчитывает, что российская экономика обгонит по темпам роста глобальную, а ВВП на душу населения увеличится в 1,5 раза к 2025 г. Он перечислил четыре источника роста экономики: повышение производительности, увеличение инвестиций, развитие малого бизнеса и несырьевого экспорта. Это означает увеличение ВВП примерно на 4% в год, пояснил помощник президента Андрей Белоусов (цитата по «Интерфаксу»). Минэкономразвития в пока еще действующем прогнозе, который в апреле будет пересмотрен, ждет роста ВВП в 2018 г. на 2,1%, в 2019–2020 гг. – на 2,2 и 2,3% соответственно. Мировая экономика за тот же период вырастет на 3,1 и 3% соответственно, оценивает Всемирный банк.

Нужно переструктурировать бюджет, сказал министр финансов Антон Силуанов, это должно обеспечить более высокие темпы роста – 3,7–3,8%. ЦСР рассчитывает, что полная реализация программы ускорит экономику до 3% уже в 2019 г., объясняли авторы программы: это увеличит доходы бюджета и позволит больше тратить на человеческий капитал и дорожное хозяйство, не сокращая инвестиции в оборону, безопасность и госуправление в абсолютном выражении. «Политически приемлемый маневр должен, как правило, сопровождаться перераспределением дополнительных доходов от экономического роста, а не сокращением номинальных расходов», – говорил в интервью «Ведомостям» ректор РАНХиГС Владимир Мау.

Майское дежавю

Названные Путиным цели напоминают майские указы 2012 г. и местами даже более амбициозны, говорит главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, особенно 5%-ный рост производительности, увеличение вклада малого бизнеса в ВВП до 40%, снижение бедности вдвое. Как и в майских указах 2012 г., Путин призвал увеличить продолжительность жизни, снизить ставку ипотечного кредитования, увеличить инвестиции. Президент поставил разумные экономические задачи, как и шесть лет назад, но в предыдущем цикле они столкнулись с дефицитом ресурсов и этот риск существует сейчас и не совсем понятно, из каких источников будут профинансированы расходы, говорит директор Центра развития НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова. И если шесть лет назад Россия была в стадии экономического роста и высоких цен на нефть, то сейчас экономика растет медленно, предупреждает она. Ускорение экономики может дать дополнительные доходы, продолжает Акиндинова: нужно сделать инвестиции в страну привлекательными как для отечественных, так и для зарубежных предпринимателей, а это противоречит прозвучавшим угрозам (см. также статью на стр. 01). В экономике может появиться дополнительный спрос, если будут эффективные инфраструктурные проекты, говорит руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич, но пока их немного. Чтобы выросли частные инвестиции, должны сформироваться очень позитивные ожидания: инвестировать есть смысл только под расширяющийся в будущем спрос, рассуждает он. Инвесторы пока не верят предвыборным обещаниям, согласна Орлова. Поддержка на выборах дает власти пространство для непопулярных реформ, но вряд ли государство на них пойдет, указывало агентство S&P – и осторожно оценивало перспективы существенного улучшения среды для бизнеса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more