Статья опубликована в № 4546 от 12.04.2018 под заголовком: Лишь бы не было войны

Эксперты: российская экономика выстоит под санкциями

Если не начнется прямая военная конфронтация России и США
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Запрет минфина США американским резидентам вести дела с рядом российских бизнесменов и связанных с ними компаний спровоцировал обвал российского рынка акций и рубля. Возникший на рынке ажиотаж не должен существенно ухудшить экономическую ситуацию в России, считают опрошенные «Ведомостями» экономисты.

Привычный сценарий

В пятницу, когда были введены санкции, резкой реакции со стороны рынка не последовало, напоминает главный экономист БКС Владимир Тихомиров: она последовала лишь в понедельник, когда возникли риски расширения ограничительных мер на российский госдолг. Все российские активы стали выглядеть токсичными для иностранных инвесторов, и они стали распродавать их по любой цене. В среду утром курс евро превысил 80 руб., доллар достигал 64,77 руб. Масла в огонь подлило сообщение в Twitter президента США Дональда Трампа о готовности нанести ракетные удары по Сирии. Потребители запаниковали вслед за рынками – обменники столкнулись с дефицитом валюты.

Но возникшая на рынке паника не первая за 15 лет, вспоминает заведующий лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста Высшей школы экономики Владимир Бессонов. События, по его словам, развиваются всегда одинаково: падение рубля, затем отскок – не до прежнего уровня, но и не до столь низкого, чтобы он оправдал изначальные панические настроения. Исключений два: 2014 г., когда обвалились цены на нефть и резко ухудшились условия внешней торговли, и 1998 г., когда рухнул рынок государственных краткосрочных облигаций, уточняет Бессонов. В то же время геополитическая неопределенность высока и, если она продолжит обостряться, события прогнозировать трудно, отмечает он.

Главное – госдолг

Если же не учитывать геополитику, у рубля есть долгосрочная поддержка – высокая цена на нефть, говорит Бессонов: когда ажиотаж на рынке схлынет, это поддержит национальную валюту. Более того, когда спадет ажиотаж, инвесторы, которые думали выходить с российского рынка из-за санкций, увидят, что рубль ослаб, а цена на нефть останется высокой, рассуждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, это может даже спровоцировать новый раунд инвестиций в российские бумаги, которые под санкции не попадут, или просто в ОФЗ.

Однако рынки оказались абсолютно не подготовленными к санкциям, замечает Орлова: Центробанк в последние месяцы поддерживал ожидания, что ключевая ставка будет и дальше снижаться. Сейчас трудно представить, что регулятор на ближайшем заседании (27 апреля. – «Ведомости) решится на снижение, говорит она, получается, и он оказался застигнут врасплох внешними событиями.

«Пока это чистая политика, говорить о макроэкономике смысла нет», – описывает Тихомиров ситуацию на рынках. Сейчас все зависит от того, наступит ли «новая реальность», последуют ли за уже введенными санкциями новые ограничительные меры, рассуждает Тихомиров: если курс упадет до 65 руб./$ и более, это скажется на инфляции, ЦБ прекратит снижать ключевую ставку, что отразится на ставках кредитов как бизнесу, так и населению и приведет к падению потребительского спроса.

Население также пострадает: при более низком курсе рубля по крайней мере импортные товары подорожают, говорит он.

Если же в Сирии не будет прямой военной конфронтации с США, ситуация в экономике нормализуется и рубль быстро отыграет позиции – как это было в среду, когда после заявления министра финансов США Стивена Мнучина о нецелесообразности расширения санкций на российский госдолг национальная валюта прибавила 2 руб. к доллару, считает Тихомиров. При цене нефти $73/барр. доллар должен стоить 55 руб. или меньше, уточнил он.

Что будет с ценами

Катастрофичного роста цен ждать не стоит, утверждает Орлова, скорее всего инфляция просто ускорится до желаемых Центробанком 4%. Цель по инфляции ЦБ давно «перескочил», определенный резерв для ускорения роста цен есть, говорит Бессонов. Инфляция может ускориться до 3,5–3,7% к концу года, полагает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов, но, если курс доллара превысит 70 руб., уже в сентябре она будет больше 4% (в годовом выражении), а в течение следующих 12 месяцев ускорится до 5–6%. Если же курс превысит 75 руб./$, инфляционные процессы станут неконтролируемыми и может повториться ситуация 2014 г., добавляет он.

Если курс рубля так и останется на нынешнем уровне, на 10% ниже досанкционного, инфляция может ускориться на 1 п. п., но, если рубль отыграет часть потерь, она останется на нынешнем уровне, заявил директор департамента исследований и прогнозирования ЦБ Александр Морозов. Как только геополитическая напряженность спадет, давление на курс рубля снизится, заверил министр финансов Антон Силуанов (цитаты по «Интерфаксу»). Совет директоров ЦБ обсудит сложившуюся ситуацию при принятии решения о ключевой ставке на ближайшем заседании, сказал Морозов.

Чего ждать от ЦБ

Центробанк вряд ли купится на панические настроения населения, полагает Бессонов: в 2014 г., к примеру, он повысил ставку существенно позже обвала нефтяных цен. ЦБ сохранит ставку, если в течение недели курс доллара не вернется к 57–58 руб., считает главный экономист «ВТБ капитала» по России Александр Исаков, но, даже если и не вернется, у регулятора будет возможность опустить ставку на 25–50 б. п. до конца года. ЦБ на ближайшем заседании возьмет паузу, а затем до конца года сможет еще 1–2 раза снизить ставку, согласен аналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов.

Скорее всего ЦБ сейчас не станет менять ставку, поддерживает Тихомиров: снижение еще больше ослабит рубль. Инфляцию на конец года теперь сложно прогнозировать, говорит он: многое зависит от того, стабилизируется ли курс рубля или продолжит терять позиции – в этом случае может встать вопрос, не поднять ли ключевую ставку. Но пока для повышения нет резона, отмечает Тихомиров: при реальной ставке 2,5–3% и текущей инфляции 2,4% в годовом выражении (по итогам марта) ставка ЦБ могла бы составлять 5,4%, а она пока существенно выше – у ЦБ есть достаточно пространства для маневра.

Ослабление рубля на потребительских ценах, конечно, скажется, считает Бессонов, но не катастрофично, чему поспособствует и импортозамещение: доля импорта на потребительском рынке снизилась, внутренние цены уже не так сильно зависят от колебаний курса. А экономике ослабление рубля на 10% не повредит, полагает он: товары российских производителей станут более конкурентоспособными как на внутреннем рынке, так и на внешних.

Что будет с доходами населения, пока не ясно, говорит Орлова, очевидно лишь, что зарплаты стали быстро расти благодаря выплатам из бюджета. Однако Силуанов заявил, что не считает необходимым повышение НДФЛ, вероятно, высокие цены на нефть позволяют правительству отложить увеличение налоговой нагрузки. Ослабление рубля также благоприятно для бюджета, а значит, и для сохранения темпов индексации, добавляет Орлова.

В случае масштабного кризиса правительство не станет поддерживать доходы населения и потребительский спрос и проводить масштабную индексацию, как в 2009 г., когда реальные доходы россиян росли при сокращающемся ВВП, предполагает Тремасов. Резервов для этого по-прежнему нет, говорит он, как и в 2015 г.