Статья опубликована в № 4564 от 11.05.2018 под заголовком: Образование в наследство

Жителям развивающихся стран тяжело превзойти родителей по уровню образования

Более половины нынешних 30-летних оказались на это не способны

Родители, как правило, хотят, чтобы их дети жили лучше их самих, но, если они живут в развивающейся стране, шансов на это не так уж много, следует из доклада Всемирного банка «Справедливый прогресс? Экономическая мобильность поколений во всем мире».

Авторы исследовали, насколько уровень образования людей, рожденных в 1940–1989 гг. в 148 странах мира, выше уровня образования их родителей, а также насколько их доступ к образованию в принципе зависел от уровня образования родителей. Высокая мобильность в сфере образования, с точки зрения Всемирного банка, способствует экономическому росту: ресурсы распределяются эффективнее, лучшее образование и работу получают люди с более высокими способностями, а не из более состоятельных и образованных семей.

Результаты оказались неутешительными для жителей развивающихся стран: в развитых странах у молодежи больше возможностей подняться по социальной лестнице выше своих родителей. Все 15 «худших» экономик по уровню мобильности в сфере образования – развивающиеся, а 7 из 15 «лучших» – развитые. Похожая ситуация с возможностью увеличить уровень дохода по сравнению родительским: среди 75 стран 24 из 25 «худших» – развивающиеся.

Шансы выходцев из семей с низким уровнем образования получить самое лучшее образование низкие везде, правда, в развивающихся странах – особенно небольшие. Лишь 15% людей, родившихся в 1980-е в развивающейся стране в 50% семей с более низким уровнем образования, в итоге вошли в 25% «лучших». Правда, такая ситуация характерна для многих стран. Даже в развитых странах шансы выходцев из семей с низким образованием, рожденных в 1980-е гг., лишь чуть выше, чем в развивающихся. Например, невелики они и в США, указывают авторы доклада.

Лишь 47% жителей развивающихся стран, родившихся в 1980-е гг., получили лучшее образование, чем их родители  – ­доля практически не изменилась по сравнению с поколением ­1960-х. В развитых странах улучшить образование по сравнению в родителями смогли 57% 30-летних.

Разрыв в мобильности между развитыми и развивающимися странами связан в первую очередь с моделью экономического роста: он обеспечивается либо 90% экономически активного населения, либо элитой с высоким уровнем дохода, говорит директор Института социальной политики Высшей школы экономики Лилия Овчарова. В развивающихся странах у 40% самых бедных людей доходы в реальном выражении снижаются либо темп их роста ниже, чем ВВП или рост доходов наиболее обеспеченных, отмечает она.

Возможности человека определяются внешними обстоятельствами с самого рождения, пишут авторы доклада: начиная с качества питания и здоровья кормящей матери, системы социальной поддержки, наследственности, заканчивая возможностями родителей оплачивать образование ребенка и их связями на рынке труда. Но на каждой стадии жизни человека есть институт, который может выравнивать возможности. Сначала это система поддержки материнства и детства, затем – школа, позже – рыночные институты, особенно частный сектор, формирующий спрос на труд. И здесь у властей есть рычаги влияния. Например, содействовать интеграции молодых людей в рынок труда, стимулируя работодателей нанимать молодых сотрудников за счет налоговых вычетов или кредитов. Инвестиции в жилищное строительство могут способствовать созданию рабочих мест в неблагополучных районах и улучшить социальные условия. Еще один инструмент – справедливая налоговая политика: необходимо увеличивать прогрессивность налогов на имущество и наследство, советуют авторы доклада, а также поддерживать семьи с низкими доходами за счет налоговых пособий.

В России проблемы с мобильностью в образовании связаны с мотивацией людей его получать, говорит Овчарова. Если в развитых странах существует такое понятие, как «премия за образование» – т. е., получая высшее образование, человек знает, что его доходы будут намного выше, чем без образования, то в России люди без специального образования часто получают зарплату больше, чем те, кто его имеет, рассказывает она. Кроме того, на одного жителя 16–25 лет число мест в колледжах и университетах в развитых странах намного выше, чем в развивающихся, т. е. выше не только мотивация граждан, но и реальные возможности для их мобильности.

Проблемы есть и с жилищным вопросом – слабо развит рынок арендного жилья, нет социального жилья, говорит Овчарова, в результате если в развитых странах 95% работников готовы сменить место жительства, то в России – примерно 20%. Мало и достойных рабочих мест – не более 20% тех, за которыми стоит ехать, продолжает она.  

Но чем больше социальных лифтов, тем больше вероятность, что работник будет успешен, ­благосостояние его семьи станет расти, а значит, это будет способствовать и росту конкретной экономики, говорит Овчарова, пока же страна не меняет курс с элиты на экономически активное население – все лифты закрыты. Другие виды мобильности – например, смена одного места работы на другое в одном населенном пункте, переход из формальной эконо­мики в неформальную и из одного сектора экономики в другой – в России выше, чем во многих развитых странах, ­отмечает она.

Читать ещё
Preloader more