Статья опубликована в № 4574 от 25.05.2018 под заголовком: Инфраструктурное молчание министров

Минэкономразвития и Минфин создают инфраструктурный фонд

Его размер может составить 3% ВВП России
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В четверг на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов объявил, что в 2019 г. будет создан фонд для инфраструктурных инвестиций. Создадут его на шесть лет, до 2024 г., размер может превысить 3% ВВП. Решение вытекает из послания президента, это один из источников для обеспечения более высоких темпов роста экономики, объяснил Силуанов (цитаты по «Интерфаксу»).

Об инфраструктурной ипотеке президент Владимир Путин заговорил на прошлогоднем ПМЭФе. В этом году планы улучшения инфраструктуры и ускорения роста экономики Путин подтвердил в майском указе. На эти и другие свершения (в частности, вхождение России в пятерку крупнейших экономик мира) правительство потратит 25 трлн руб., из которых 8 трлн только предстоит найти, говорил премьер Дмитрий Медведев.

Так называемая инфраструктурная ипотека входит в план Минэкономразвития по ускорению экономического роста. Это набор способов отбора и финансирования проектов, цель которых – привлечь в инфраструктуру частных инвесторов. В 2017 г. Минэкономразвития предложило несколько пилотных проектов (например, строительство платной скоростной дороги Тула – Новомосковск, создание производственно-логистического комплекса Вооруженных сил в Архангельской области), но не могло договориться с Минфином, как привлекать деньги с рынка.

Это будет государственный фонд, который станет вкладывать в инфраструктурные проекты с акцентом на государственно-частное партнерство (ГЧП), рассказал «Ведомостям» министр экономического развития Максим Орешкин: фонд будет создан внутри бюджета и наполнен из средств, привлеченных через облигации федерального займа. Первоначально министерство предлагало создать фонд вне бюджета, он бы выпускал облигации под госгарантии (до 300 млрд руб.), а привлеченные средства вкладывал в проекты ГЧП.

Общие расходы фонда за шесть лет составят 3 трлн руб., внутренние заимствования под него увеличатся на 100–200 млрд руб. в год, сообщил замминистра финансов Владимир Колычев. По оценкам Силуанова, госдолг может и не вырасти, если обеспечить рост экономики примерно в 3% в год.

Бюджетные инвестиции в инфраструктуру становятся все меньше: в 2017 г. они снизились на 24% по сравнению с 2014 г., сократилась и их доля в ВВП – за три года на 0,08 п. п., сейчас это всего 0,62%, оценивали аналитики InfraOne. Но в ближайшие шесть лет правительство намерено запустить гигантское инфраструктурное строительство, указала InfraOne в обзоре, подготовленном к ПМЭФу. Маловероятно, что в бюджете удастся найти даже 2,3 трлн руб., чтобы покрыть минимальные потребности в инфраструктуре. Но достаточно денег на рынке – он может вложить почти 2 трлн руб. (сегодня 0,09% ВВП, или 83 млрд руб.), хотя и более 70% этих денег – квазигосударственные.

«Инфраструктурная ипотека» – те же концессии с платой концедента, где государство гарантирует частнику доходность от проекта вне зависимости от результатов при условии поддержания объекта в хорошем состоянии, говорит младший директор по корпоративным рейтингам «Эксперт РА» Игорь Смирнов: «Чем одно будет отличаться от другого – и от фабрики проектного финансирования ВЭБа – пока не понятно».

Подобные проекты были (например, инвестиционный фонд), подтверждает исполнительный директор Национальной ассоциации концессионеров и долгосрочных инвесторов в инфраструктуру Светлана Бик, но нет ничего похожего на рынок инвестиций в инфраструктуру. Главное – как будет работать фонд, иначе деньги могут вложить в неинтересные проекты.

Нужны качественные проекты, чтобы фонд не был очередным инструментом господдержки, а стал рыночным и участвовать в нем было интересно и частным инвесторам, замечает аналитик InfraOne Александра Галактионова: есть риск, что фонд станет давать дотации и дешевые деньги, которые не сможет вернуть. Скорее всего, акцент будет на проектах ключевого значения для регионов, которые сложно финансировать на рыночных началах, без использования федеральных средств, – если проект абсолютно рыночный, зачем тратить на него средства фонда, считает руководитель российской практики ГЧП Dentons Владимир Килинкаров.

Процедуру отбора проектов разрабатывает Минэкономразвития, как и перечень пилотных проектов, ориентир сделан на транспортную инфраструктуру, говорит представитель министерства. Минтранс представил предложения для финансирования из фонда – проекты, которые не вошли в бюджет, рассказал «Ведомостям» Силуанов. Из предложенных Минтрансом в 2016 г. 10 дорожных концессий одобрено три, сообщила InfraOne. Минтранс не ответил на запрос.

Первая идея финансирования проектов нового инфраструктурного фонда уже высказана Орешкиным – Минэкономразвития планирует привлечь Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ). «Мы будем работать над тем, что часть ресурсов мы привлечем у международных банков, ответственных за развитие инфраструктуры, таких, например, как АБИИ», – сказал министр о том, за счет каких средств будет наполняться фонд. По его словам, с АБИИ уже идут переговоры. «Первые проекты могут быть в сфере транспорта, цифровой экономики», – сообщил он, отвечая на вопрос, в какие проекты будут вкладываться средства фонда.

АБИИ интересовался многими инфраструктурными проектами в России, но пока ни один из них даже не подал заявку на финансирование, напоминает Галактионова. Одно дело – финансировать проекты напрямую, совсем другое – покупать ОФЗ, выпущенные государством, говорит Килинкаров. Интерес к ОФЗ всегда есть, риск минимален, но и доходность гораздо ниже, чем при вхождении в проект напрямую. Нужен механизм финансирования, который будет интересен всем инвесторам: и банкам, и НПФ, и другим институциональным инвесторам, предполагает он.

ВТБ поддерживает дальнейшее увеличение инвестиций государства в подобные проекты, в том числе через новый фонд, говорит его представитель.

Если инвестирование будет осуществляться через рыночные инструменты, которые будут соответствовать требованиям по инвестированию пенсионных накоплений и резервов, то любой НПФ будет рассматривать участие в подобных проектах, особенно если по ценным бумагам будут установлены госгарантии, говорит начальник управления инвестиций НПФ Сбербанка Василий Иванов: «Если от фонда будут получены конкретные предложения, обязательно рассмотрим».

Возможность участия в инфраструктурных проектах подтверждает и исполнительный директор НПФ «Сафмар» Евгений Якушев, но соглашается, что будет исходить из их доходности и надежности.

В развитых странах частные компании борются за право участвовать в концессионных проектах, в России государство пытается привлечь в них частников и готово за это доплачивать, сравнивает Смирнов: рынок только формируется, нет ни проектов, ни команд, которые готовы их делать. «Создать именно рынок концессионных проектов – главная задача для фонда Минэкономразвития сейчас, возможно, важнее, чем сами проекты. Но как это сделать – пока большой вопрос», – считает аналитик.

3% ВВП – это довольно внушительный размер для фонда, но вряд ли он его достигнет даже на горизонте трех лет, считает Галактионова, – без качественных проектов эти деньги будет просто некуда вкладывать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more