ЦБ рассказал, как будет стимулировать приток капитала в реальный сектор экономики

Стимулы могут не подействовать, преду­преждают эксперты
ЦБ рассчитывает стимулировать приток капитала в экономику, упростив финансовые инструменты /Максим Стулов

Ускорить рост инвестиций по итогам послания Федеральному собранию президент Владимир Путин поручил не только премьеру Дмитрию Медведеву, но и председателю ЦБ Эльвире Набиуллиной. К середине июля они должны представить ему план, как увеличить долю инвестиций в ВВП с 21,2% в 2017 г. до 25%. Такое поручение (25% ВВП в 2015 г. и 27% – в 2018-м) он, правда, давал еще в майских указах 2012 г., но выполнить его не удалось – украинский кризис, санкции и падение цен на нефть привели к рецессии.

Чтобы выполнить указ в этот раз, инвестиции должны расти на 6% ежегодно с 2020 г., оценил министр экономического развития Максим Орешкин. В среду он представил план, как это сделать: частично профинансировать инвестиции через Фонд развития, нарастить банковское корпоративное кредитование, стимулировать людей больше сберегать, а компании – инвестировать.

В среду частично свои планы по ускорению экономики через кредитование реального сектора представил и ЦБ. Нужно «стимулирующее» банковское регулирование, пишет он в размещенном для консультаций докладе: сфокусировать небольшие банки на кредитовании малого и среднего бизнеса, разрешить банкам оценивать кредитный риск по проектам фабрики проектного финансирования на основе качества проекта, а не финансового положения заемщика (IRB-подход), заставить их создавать больше резервов под кредитование сделок M&A. О переходе к новому регулированию в начале июня говорила Набиуллина.

Меры интересные, но точечные, замечает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова: многие из них, возможно, будут востребованы, вот только корпоративный кредитный портфель составляет 30 трлн руб. и основная его часть приходится на крупные предприятия, экономический эффект от фабрики проектного финансирования будет ограниченным. Значимое влияние на рынок фабрика не окажет, писали аналитики InfraOne: для эффекта нужно в 5 раз больше проектов в инфраструктуре, чем может позволить ВЭБ ближайшие год-полтора.

«Похоже на закрытие поручения [президента]», – заключает директор аналитического департамента «Локо-инвеста» Кирилл Тремасов. Представитель ЦБ не ответил на запрос в четверг вечером.

Вопрос – почему не растут инвестиции: из-за дорогих и неправильно структурированных денег или неопределенности в экономике, рассуждает Орлова. ЦБ может снижать ставку, удешевляя деньги, упрощать или по-новому структурировать инструменты финансирования, стимулировать появление длинных денег, перечисляет она, но в условиях неопределенности бизнес не может просчитать рентабельность долгосрочных проектов. Неопределенность в экономике и инвестиционные риски – основные препятствия для инвестиций для 57 и 53% опрошенных Росстатом предпринимателей.

Государство может ускорить инвестиции, накачав экономику деньгами, особенно через крупную промышленность и жилищное строительство, но это увеличит рост долговой нагрузки, капитал будет использоваться неэффективно, говорит главный экономист БКС Владимир Тихомиров. Другой способ – привлекать частные инвестиции, создав благоприятную институциональную среду, обеспечив защиту капитала, налоговые льготы, перечисляет он. Но, судя по заявлениям, правительство склоняется к первой модели – выделять деньги через Фонд развития, ВЭБ и РФПИ, говорит Тихомиров. Для привлечения же частного капитала нужно менять институциональную среду – а это не только улучшать надзор за банками и стимулировать кредитование. Часть таких мер предусмотрена планом Минэкономразвития – снижение уголовных рисков для бизнеса, фиксирование неналоговых платежей, доработка механизма концессий и ГЧП.