Статья опубликована в № 4654 от 17.09.2018 под заголовком: Сначала придется помаяться

Меры правительства по ускорению экономики сначала замедлят ее рост

Если к ним добавятся новые санкции и падение цен на нефть, в следующем году возможен спад, предупредил ЦБ
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Рост экономики в следующем году имеет все шансы замедлиться, а в случае существенного падения цен на нефть и ужесточения антироссийских санкций – и вовсе «уйти в отрицательную область», предупреждает Центробанк в докладе о денежно-кредитной политике. Базовый сценарий регулятора – рост ВВП всего на 1,2–1,7% в 2019 г. (в июне ЦБ прогнозировал 1,5–2%). Это укладывается в потенциал экономического роста, успокаивает ЦБ. Правда, потенциал этот – годовой рост в пределах 2% – недостаточен для того, чтобы российская экономика хотя бы догоняла мировую (по прогнозу Всемирного банка, в 2019 и 2020 гг. прибавит 3 и 2,9%), не говоря уже об опережении, которого требует президент Владимир Путин.

Перспективы как российской экономики, так и мировой в ближайшие годы неопределенные, следует из доклада ЦБ. Правительство разрабатывает целый пакет национальных проектов, чтобы ускорить экономику и преодолеть ее структурные ограничения. В 2019–2021 гг. из бюджета планируется ежегодно выделять дополнительно 1,2–1,5 трлн руб. (около 1% ВВП) на финансирование проектов в сфере здравоохранения, науки и образования, демографии, развития несырьевого экспорта и инфраструктурных инвестиций.

Если деньги будут потрачены по назначению и меры окажутся эффективными, в 2021 г. можно ждать ускорения темпов экономического роста до 2–3%, считает ЦБ. В этом случае инвестиционный климат улучшится, человеческий капитал увеличится, производительность труда вырастет, качество управления в государственном и частном секторах повысится, экономический рост станет инвестиционно ориентированным, надеется регулятор. Более существенное влияние на рост ВВП меры правительства окажут «потом», уже после 2021 г., предупреждает ЦБ: структура экономики, работа институтов и демография быстро не меняются.

Пока же поддерживать экономику будут несостоявшиеся пенсионеры, считает ЦБ: рост численности занятых из-за повышения пенсионного возраста ускорит рост ВВП в 2019 г. на 0,1 п. п., а в 2020–2021 гг. – на 0,2–0,3 п. п. Если правительство не только повысит пенсионный возраст, но и примет меры по увеличению мобильности работников и улучшению их знаний и умений, оно имеет шансы смягчить вызванный сокращением трудоспособного населения дефицит кадров, указывает ЦБ.

Внешние экономические условия тоже неопределенные: пока Центробанку ясно лишь, что введенные в ­2014–2018 гг. санкции в ближайшие три года сохранятся. Российская экономика остается зависимой от спроса на нефть, стоимость которой влияет не только на экспорт, но и на привлекательность российских активов для иностранных инвесторов. В базовом прогнозе ЦБ ждет падения цены на нефть с $70/барр. до $55/барр. в 2020–2021 гг. Из-за этого рост экспортных доходов замедлится уже в следующем году. К нему добавится замедление кредитования из-за повышения ключевой ставки ЦБ (на 0,25 п. п. до 7,5% годовых в пятницу) и снижение потребительского спроса из-за повышения НДС (до 20% с 2019 г.).

К росту около 2% экономика вернется в 2020 г., прогнозирует регулятор: к этому времени он планирует снова начать снижать ключевую ставку и смягчать условия кредитования, государство начнет активно инвестировать в инфраструктурные проекты.

Минэкономразвития ждет замедления роста ВВП до 1,3% в следующем году и выхода на темпы выше 3% в 2021 г.

Но если цена на нефть из-за падения глобального спроса упадет до $35/барр., расширятся санкции в отношении России, ускорится отток капитала из стран с формирующимися рынками, то ВВП в следующем году упадет, прогнозирует ЦБ в рисковом сценарии. При этом правительству будет сложно финансировать дефицит бюджета из-за ограничений на размещение ОФЗ и евробондов.

Пока нет определенности ни в том, как будет развиваться ­мировая экономика, ни в том, как российское правительство ­будет расходовать дополнительные бюджетные средства, замечает главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Между тем рост ВВП «за пределами» 2020 г. очень сильно зависит именно от того, насколько эффективно будут реализованы майские указы, добавляет главный экономист «Нордеа банка» Татьяна Евдокимова. Ключевым риском для экономического роста остаются санкции, считает она. В случае их ужесточения и ухудшения ситуации на раз­вивающихся рынках в следующем году действительно возможна рецессия, говорит ­Тихомиров.

Риски же падения глобального спроса на нефть и снижения потребительского спроса из-за роста НДС могут быть преувеличены, считает он. Спрос и так слабый: чтобы продукция продавалась, ритейлеры и производители могут пожертвовать маржей и не добавлять в цены повышение налога. Такое их поведение уже стало причиной рекордно низкой инфляции в прошлом и текущем годах, напоминает Тихомиров: ритейлеры были вынуждены сокращать маржу, чтобы поддерживать цены на стабильном уровне. Поэтому рост НДС может снизить результаты компаний, но не спрос и не рост ВВП, который так и будет расти на 2–2,1% в год, полагает он.

Поддержат экономику инвестиции государства в крупные инфраструктурные проекты, ­продолжает Тихомиров. Правда, они могут обойтись бюджету ­дороже, чем планировалось весной, отмечает Евдокимова: финансировать инфраструктуру в значительной степени планируется за счет заимствований с рынка, а процентные ставки с апреля выросли.-

Читать ещё
Preloader more