Как новые социальные инициативы властей скажутся на экономике

Риски для инфляции могут реализоваться в среднесрочной перспективе

Снижение доходов населения в 2015–2017 гг. и их околонулевой рост в последующие два года являются одной из наиболее актуальных тем наряду с низкими темпами роста экономики. Вслед за национальными проектами, призванными перезагрузить экономику, улучшение экономического самочувствия населения становится еще одним приоритетом. Дополнительные расходы на социальную сферу должны поддержать потребление и рост экономики в ближайшие четыре года, в то время как инфляционной эффект предложенных мер может быть неоднозначным. 

Тем не менее мы с оптимизмом относимся к точке зрения, что новое правительство сможет успешно реализовать желаемое, чем нивелирует бремя возросших социальных обязательств на бюджетную систему.

Проблема низких доходов населения и рост уровня бедности долго обсуждались и, в конце концов, привели к конкретным действиям. Отрицательная демографическая траектория также сподвигла власти к поиску решения. Во-первых, это увеличение пособий на детей в возрасте от трех до семи лет для родителей с доходами ниже прожиточного минимума. Во-вторых, расширение программы материнского капитала с выплатами уже за первого ребенка и увеличенным размером выплат за последующих детей. В-третьих, дополнительные расходы на образование, а также налоговые инвестиционные вычеты. В пилотном 2020 г. власти собираются потратить на социальные обязательства около 400 млрд руб., а с 2021 г. расходы удвоятся и составят более 4 трлн руб. в течение пяти лет. 

По нашим оценкам, вклад в рост ВВП объявленных мер может составить около 0,24 процентного пункта в текущем году, в основном за счет роста пособий и дополнительных расходов на образование и налоговые вычеты. В последующие годы эффект может удвоиться за счет увеличения самих расходов, а также долгосрочных эффектов от использования материнского капитала. Если средства пойдут на частичное погашение ипотеки, меньшие выплаты позволят домохозяйствам пустить высвободившиеся средства на сбережения или рост потребления. Учитывая, что сумма маткапитала, выданная на двух детей, может покрыть около трети стоимости квартиры в большинстве населенных пунктов страны, высока вероятность снижения срока кредита, который на данный момент составляет около 18 лет. 

Влияние предложенных мер на инфляцию представляется ограниченным, как минимум в текущем году. С одной стороны, увеличение платежеспособного спроса со стороны наименее обеспеченных категорий населения будет всего лишь компенсировать снижение потребительского кредитования. Население постепенно перестает быть нетто-заемщиком у банковского сектора (берут больше кредитов, чем кладут на депозиты) в связи с ограничениями на долговую нагрузку, введенными Банком России в октябре прошлого года. С другой стороны, ухудшение внешнеэкономических условий из-за распространения коронавируса будет ослаблять экспортный потенциал экономики. По нашим прогнозам, снижение цен на нефть в среднем на $11 за баррель в этом году по сравнению с прошлым уменьшит вклад чистого экспорта в ВВП на 0,28 п. п. 

В среднесрочной перспективе риски для инфляции от предложенных мер возрастают. Наравне с повышением спроса домохозяйств в экономике, эффект которого для инфляции очевиден, увеличение социальной нагрузки на бюджет может также оказать проинфляционное воздействие. За пятилетний период после кризиса 2014 г. российские власти избегали наращивания дополнительной социальной нагрузки на бюджет. Стоит вспомнить о единоразовой выплате пенсионерам в 5000 руб. в декабре 2016 г. для компенсации эффектов девальвации и растущей инфляции, а также о повышении пенсионного возраста с 2019 г. Несомненно, основным приоритетом правительства было восстановление стабильности бюджетной системы, а также накопление резервов на случай повторения сценария низких цен на нефть 2014–2016 гг. После приоритеты начали смещаться в сторону увеличения темпов роста, в особенности стимулирования инвестиционной активности с запуском национальных проектов. С этого года и до окончания электорального цикла фокус постепенно начинает смещаться в сторону поддержки социальной сферы. 

Наращивание социальных обязательств, которые невозможно будет отменить по любым неэкономическим соображениям, может оказать давление на дефицит бюджета на горизонте следующих пяти лет. Например, после введения материнского капитала его объем рос и выплачивался даже многочисленным молодым матерям в 2014–2016 гг. 

Правительство де-факто планирует возложить финансирование новых социальных расходов на фонд национального благосостояния (ФНБ) за счет единовременного перераспределения доходов свыше отсечки в 7% ВВП. Кроме того, будут использованы неизрасходованные средства от исполнения прошлых бюджетов. Правительство также рассчитывает на большие налоговые доходы за счет ускорения роста. Использование средств ФНБ свыше 7% ВВП в заявленном объеме будет эквивалентно повышению цены отсечения на $6/барр. с нынешних $42,4. При сохранении дополнительных выплат и после 2024 г. будет необходим темп роста экономики на уровне 3% год к году и выше, на который ориентируются национальные проекты. 

Инфляционное давление, которого мы ожидаем от повышения экономической активности, конечно, не сопоставимо с тем, что наблюдалось в начале 2010-х гг., т. е. 6–7% в год. Достижению достаточно низкой инфляции российская экономика обязана консервативной бюджетной политике и высоким процентным ставкам. Мы ожидаем некоторого ослабления первой, а также перехода Банка России к стимулирующей монетарной политике, что приведет к ускорению инфляции до 4%, т. е. цели ЦБ, а никак не 3%, которых ожидают многие на рынке. 

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.