Обвал 2008 г. на финансовых рынках не повторится

Когда рынок во что-то сильно поверил, его бывает крайне трудно переубедить.

Sometimes things just have to run their course - "Чему суждено случиться, то произойдет". Попытки западных чиновников преодолеть долговой кризис напоминают уборку снега минувшей зимой: за час наметает больше, чем успевают убрать за день.

Для инвесторов все определилось: врач сказал «в морг» - значит, в морг. Проблема в том, что платежеспособность европейских государств сильно зависит от мнения участников рынка относительно этой платежеспособности. Как только большинство игроков начинает сомневаться – процесс уже трудно остановить и еще труднее развернуть в позитивную сторону.

Хватит ли у чиновников политической воли, чтобы сократить бюджетный дефицит до нужного уровня и профессионализма, чтобы при этом не обрушить экономику? Сколько еще придется потратить на санацию банков? Сможет ли свежеизобретенный “стабилизационный SPV” реально привлечь с рынка сотни миллиардов на спасение стран-погорельцев, ведь к моменту возникновения потребности в спасении рынок явно будет находиться в нокдауне?

Случайно или нет, но эскалация кредитной паники накладывается на ослабление циклического эффекта от стабилизации товарных запасов после их резкого сокращения во время кризиса. Кроме того, во II квартале начал рассасываться позитивный эффект прошлогоднего фискального стимулирования в США и Европе: завершается ряд программ субсидирования, все больше безработных теряют права на пособие из-за слишком длительных поисков занятости. Тем временем китайские власти уже четвертый месяц стараются притормозить свою экономику. Майская публикация опережающих индикаторов OECD уже показала признаки циклического замедления мировой экономики. Последующие данные о европейском PMI и американских lead indicators подтвердили эту тенденцию.

Меры по сокращению бюджетных дефицитов в Европе чреваты дополнительным давлением на экономический рост. Собственно, прямое влияние на экономику оказывает уже и кредитная паника. Скачок ставок LIBOR непосредственно отражается на стоимости займов для реального сектора. Могут быть ужесточены и требования к заемщикам. Как и в 2008 г., западные банки затрудняются оценить реальные и возможные потери друг друга от кризиса и на всякий случай закладывают дополнительную премию за риск.

Регулярные попытки ужесточить регулирование финансового сектора тоже не добавляют инвесторам оптимизма. Либо регуляторам все-таки удастся убедить рынок в реальности восстановления кредитоспособности европейских государств, либо слабые просто должны умереть (как вариант – реструктурировать долг). К счастью, игроки не успели набрать так много позиций с «плечом», как в 2007-2008 гг., большинство хедж-фондов сильно under-leveraged, а институциональные инвесторы в своей массе так и не вернулись из консервативных инструментов в рисковые.

Поэтому вряд ли мы увидим такой же масштабный обвал. Тем не менее рынкам суждено отпадать свое, пока инвесторы не убедятся, что мировая экономика жива, а Европа способна платить по долгам. Российские акции на первый взгляд могут показаться дешевыми, но дешевизна эта сильно зависит от ситуации с ценами на нефть, кредитными спредами и внешним спросом в целом. Отсюда и наша традиционная чувствительность в 1,5-2 раза к колебаниям внешних рынков.

Пока не появятся сигналы об окончании циклического торможения мировой экономики либо не произойдут какие-то суперпозитивные кредитные события, нам суждено оставаться в «медвежьей» фазе, несмотря на все технические «отскоки».

Автор - начальник аналитического управления УК «Уралсиб».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать