Результат российского рынка хуже, чем у самых проблемных стран еврозоны

Несмотря на все опасения за их будущее, три из пяти стран PIIGS показали более значительный, чем Россия, рост фондового рынка в течение этого года
А.Махонин / Ведомости

С начала года индекс ММВБ вырос на 5,5% до 1480 пунктов к 17:00 мск. За тот же срок основной итальянский индекс FTSE MIB Index вырос на 8%, греческий ASE - почти на треть, главный индекс Португалии (PSI 20) – на 3,8%. Также ирландский индекс ISEQ Overall Index подрос на 16,7%. Снижение показал только один индекс стран PIIGS, испанский IBEX 35, но не очень значительное - на 3,7%.

Несмотря на экономический рост и отсутствие такой большой долговой нагрузки, как у других стран, индекс показывает слабый рост по итогам года и виной всему – политические риски, рассуждает начальник отдела инвестиционных технологий «Солида» Александр Барынин. Именно из-за них многие международные фонды пересмотрели свои инвестиционные взгляды на Россию в текущем году в сторону уменьшения. "Все началось с требований общественности в конце прошлого года «о честных выборах», а закончилось волнениями по итогам выборов президента в марте, что и сыграло ведущую роль", – говорит он.

Огосударствление экономики и политические риски разочаровывают портфельных инвесторов, из-за этого российский фондовый рынок не растет, именно таков был консенсус управляющих крупнейшими ориентированными на Россию фондами в конце ноября при опросе "Ведомостей". «Получается, инвесторы закладывают высокие политические риски. В России нет революционных настроений, но это эффект разочарования: все 2000-е стабильность Путина была брендом, который активно продавали фонды, а неудачные выборы в Думу (снижение результата партии власти) поставили это под сомнение”, – говорила тогда Елена Ловен, старший портфельный управляющий Swedbank Robur Rysslandsfond (1,5 млрд евро, четвертый по размеру активов фонд, ориентированный на Россию). Плюс громкие споры, бюрократизм и слабое корпоративное управление, добавлял руководитель российского офиса Rothschild Джеймс Фриел.

Впрочем, номинальный годовой результат может ввести в заблуждение, отмечает аналитик Allianz Investments Ариэл Черный. После кризиса инвесторы переосмыслили рынки стран PIIGS, теперь можно говорить, что у них более высокая бета (т.е. они изменяются сильнее, чем ориентир, которым обычно считается рынок США), чем даже у российского, говорит он: в периоды пессимизма они быстрее падают, в периоды оптимизма – быстрее растут. А оптимизма, в частности, связанного именно с событиями внутри еврозоны, во второй половине года было много: согласие ЕЦБ возобновить в случае необходимости программу покупок гособлигаций, достигнутые соглашения о методах работы и объемах средств в антикризисных фондах, наделение того же ЕЦБ надзорными полномочиями. Кроме того, например, Ирландия – вообще чуть ли не единственная «история успеха» среди жертв долгового кризиса. Стране удалось добиться значительного прогресса в сокращении дефицита бюджета, добавляет Черный. Впрочем, и он согласен, что "в этом году иностранные инвесторы не жаловали Россию, имидж которой в их глазах оставляет желать лучшего".

На финансовый рынок России деньги шли в основном в облигации, а не в акции, так как на микроуровне были буквально единицы ярких фондовых звезд, добавляет Сергей Суверов из УК "Русский стандарт". Рынки ряда стран PIIGS показали динамику лучше индексов РФ, но в 2011 г. их результаты были ощутимо хуже, так что это скорее рост на несбывшемся сценарии хаотичного распада еврозоны, считает Суверов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать