Финансы
Бесплатный
Ольга Кувшинова

Спад промпроизводства затормозился на волне патриотизма

В мае российская промышленность больше, чем прежде, работала «на склад»: на волне эмоционального подъема предприятия переоценили свои перспективы
Денис Абрамов / Ведомости

Индекс деловой активности обрабатывающей промышленности (PMI)

России в мае показал ее сокращение седьмой месяц подряд, однако темпы сокращения замедлились, говорится в исследовании банка HSBC. Индекс составил 48,9 пункта после 48,5 в апреле (выше 50 - рост, ниже - спад). «Резкого падения экономической активности в обрабатывающих отраслях удалось избежать», - заключает главный экономист HSBC по России и СНГ Александр Морозов.

Повышение произошло за счет роста новых внутренних заказов, прежде всего у производителей потребительских товаров; новые экспортные заказы в обрабатывающей промышленности продолжают сокращаться с сентября 2013 г., но в мае темпы сокращения также замедлились. Однако на объемах производства улучшение ситуации с заказами не отразилось: выпуск снижался. Остальные три компонента индекса в мае также продолжили ухудшаться: объемы незавершенных заказов и занятость сокращаются, рост цен продолжается. Инфляция закупочных цен после мартовского пика слабеет, но темпы роста отпускных цен поставили трехлетний рекорд.

Производители не сообщают о каких-либо сильных негативных последствиях от эскалации геополитической напряженности на их деловую активность, которые потенциально могли бы быть значительными, указывает Морозов. Торможение спада деловой активности и восстановление роста внутренних заказов дают основания считать, что темпы роста обрабатывающих производств, скорее всего, будут балансировать между небольшим сокращением и стагнацией в ближайшие месяцы, полагает он. А улучшение китайского PMI указывает на вероятность роста спроса на российский экспорт в ближайшем будущем.

Индекс PMI китайской промышленности в мае вырос до 5-месячного максимума - до 50,8 пункта с 50,4 в апреле, оказавшись лучше ожиданий. В то же время PMI еврозоны сократился до 52,2 пункта с 53,4 в апреле; в том числе Германии - до 52,3 с 54,1 соответственно. Торможение роста деловой активности в Германии привело к аналогичной реакции промышленности ряда восточноевропейских стран, особенно заметно рост активности сократился в Польше из-за снижения экспортных заказов (до 50,8 с 52 пунктов), отмечают аналитики Barclays Research. Тем не менее промышленность стран Европы остается в зоне роста, тогда как семимесячное падение индекса России отражает надвигающуюся рецессию, полагают аналитики Barclays Research.

Патриоты ждут поддержки

Два других исследования - Центра конъюнктурных исследований (ЦКИ) ВШЭ и Института Гайдара - также зафиксировали улучшение ситуации в промышленности в мае.

Пессимизм российских промышленников заметно сократился, выявил ЦКИ ВШЭ, проанализировав данные опроса Росстата: индекс предпринимательской уверенности составил минус 3 против минус 4 в апреле и минус 9 в декабре. Кроме того, руководители предприятий довольно оптимистичны в оценке перспектив своей деятельности на ближайшие три-четыре месяца. И то и другое характерно прежде всего для крупных предприятий, отмечается в исследовании: так, улучшения в ближайшие месяцы ждут 33% крупных компаний - максимум с февраля (против 29% в целом по выборке). При этом в добывающем секторе изменений в настроениях нет, улучшение индекса связано с обрабатывающими отраслями. В частности, с металлургией, где начался процесс импортозамещения продукции украинских предприятий, хотя металлурги по-прежнему сетуют на низкий спрос, ценовой демпинг Китая, высокую долговую нагрузку и рост цен на энергоносители.

Поскольку никаких объективных улучшений - ни макроэкономических (спрос, кредиты, финансовое положение), ни институциональных - не произошло, то вряд ли оптимизм промышленников связан с планами расширения деятельности, полагают в ЦКИ ВШЭ. Тем более что прогнозный период - лето - в силу сезонности не самый для нее удачный; а среди факторов, ограничивающих производственную активность, в мае вырос только один - «неопределенность экономической обстановки». Если треть руководителей не понимают, что происходит в экономике, ждать от них инвестиционных, модернизационных и прочих позитивных инициатив проблематично, заключают эксперты.

Причин для повышения оптимизма может быть две, пришли к выводу в ЦКИ ВШЭ. Первая: крупный бизнес, флагман оптимизма в исследовании, надеется на получение в ближайшее время поддержки от государства - в виде финансовой помощи, субсидирования кредитов, реструктуризации долгов и т. д. Вторая может быть психологической: под воздействием последних событий (наметившееся изменение позиционирования России в мире, события на Украине, Крым, подписание газового контракта с Китаем, объявленная программа импортозамещения, Олимпиада, победа на ЧМ по хоккею и др.) многие слои населения, включая предпринимателей, находятся в стадии эмоционального подъема, пишут эксперты ЦКИ ВШЭ.

Скорее всего, к началу осени оптимистические оценки респондентов полностью не подтвердятся, считают эксперты ЦКИ: такое уже было, когда чрезмерный прогнозный оптимизм не соответствовал фактической ситуации. По мнению директора ЦКИ ВШЭ Георгия Остапковича, промышленность по-прежнему пребывает в стадии стагнации и, более того, за два года этот застой для нее стал комфортным - предприниматели привыкли функционировать в стагнационном режиме без особых репутационных и финансовых потерь, что порождает все новые проблемы в будущем.

Нет ясности

Промышленность пока не ощутила ни рецессии, ни санкций, следует из опросов промпредприятий Института Гайдара: наоборот, выпуск в мае, против обыкновения, не снизился, а с очисткой от сезонности рос с редкой для последних двух лет интенсивностью, замечает автор опросов Сергей Цухло. Он также объясняет это эмоциями: «Последние события на юго-западных рубежах скорее поддержали выпуск российской промышленности как объективным уходом украинских конкурентов с наших рынков сбыта и рынков сырья и материалов, так и субъективным ростом военно-политического патриотизма в новых геополитических условиях».

О том, что оптимизм уже оказался избыточным, говорит ухудшение в мае оценок запасов готовой продукции: т. е. промышленность в мае работала «на склад» больше, чем прежде. В то же время среди факторов, сдерживающих рост выпуска, влияние низкого внутреннего спроса выросло до посткризисного максимума - на эту причину указали почти 60% предприятий (на пике кризиса 2009 г. было 67%). Институт Гайдара тоже зафиксировал рост лимитирующего производственную активность фактора неясности экономической ситуации и ее перспектив - на это указала треть опрошенных, в итоге данный фактор в рейтинге 18 помех росту выпуска переместился на второе место с прежних четвертого-пятого.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать