Финансы
Бесплатный
Эмма Терченко
Статья опубликована в № 4419 от 02.10.2017 под заголовком: Капитал не пошел полем

Государство оставило Россельхозбанк без помощи из бюджета

Банк надеялся на 60 млрд рублей, но теперь готовится размещать вечные бонды

В 2018–2020 гг. не предполагается докапитализации Россельхозбанка (РСХБ) с помощью программы развития сельского хозяйства, свидетельствует проект бюджета, внесенный в Госдуму в пятницу. В этот же день РСХБ утвердил параметры 10 выпусков бессрочных субординированных облигаций: шесть из них - в долларах ($450 млн), четыре – в евро (на 300 млн).

Государство по программе развития сельского хозяйства докапитализирует РСХБ ежегодно. В 2015 г. банк получил из бюджета в капитал 10 млрд руб., в 2016 г. – 8 млрд руб., в 2017 г. – еще 5 млрд руб. Впрочем, этой программой поддержка госбанка не ограничивалась: например, в августе Росимущество выкупило допэмиссию РСХБ на 25 млрд руб. Всего в 2018–2020 гг. банк ожидал получить с ее помощью еще 60 млрд руб.

Однако с пополнением капитала банку, похоже, придется справляться самостоятельно. Бессрочные субординированные облигации могут стать заменой. По правилам «Базеля III» они попадают в основной капитал, напоминает аналитик Fitch Сергей Попов. Однако РСХБ не определился с тем, когда он собирается разместить валютные бонды. «Банк рассматривает наличие таких бумаг как опцию, которую можно будет использовать в случае необходимости привлечения основного капитала на фондовом рынке. В ближайшее время размещение как валютных, так и рублевых вечных бондов не рассматривается», – заявил представитель РСХБ, добавив, что у банка также зарегистрированы вечные облигации на 85 млрд руб.

В 2016 г. РСХБ был первым банком, который разместил бессрочные облигации по российскому праву и учел эти деньги в капитале. Участники рынка тогда указывали, что сделка была клубной. Причем ставка купона по бумагам довольно высока – первые 10 полугодовых купонов составляют 14,5%. Банк в материалах к стратегии отмечал, что такое пополнение капитала дорого ему обходится, к тому же «возможности дальнейших размещений сильно ограничены рынком».

«Из-за того что РСХБ находится под санкциями, бумаги будут недоступны многим иностранным инвесторам, их смогут приобрести разве что только российские игроки», – замечает Попов. В рублевом выражении банк разместит бумаги на 47 млрд руб., подсчитал он: «Банк потенциально сможет увеличить нормативы достаточности капитала Н1.2 и Н1.0 на 1,8 процентного пункта, если разместит их полностью».

К сентябрю 2017 г. норматив достаточности основного капитала банка (Н1.2) был равен 9,7% (минимальное требование 6 и 7,6% с надбавками), поэтому с учетом допэмиссии и потенциального размещения бессрочных облигаций в валюте Н1.2 может составить 12,4%, прогнозирует Попов. «Это неплохо, однако лишь частично закрывает проблему незарезервированных неработающих кредитов и других потенциальных кредитных рисков», – резюмирует он.

Выпуск подобных бумаг, если он состоится, не в полной мере решает проблему банка с капиталом: у субординированных облигаций способность абсорбировать убытки ниже, чем у средств, полученных напрямую в базовый капитал, добавляет аналитик Moody’s Ольга Ульянова: «Скорее всего, государство найдет другие способы его докапитализации помимо программы». В противном случае придется продолжать предоставлять банку существенные послабления по резервированию проблемных кредитов, что происходит на протяжении уже многих лет, полагает она.

Валютное размещение могло понадобиться банку для того, чтобы защитить часть капитала от потенциальных колебаний курса рубля, либо же это предпочтительно для ключевых инвесторов, рассуждает Попов. Только 12% кредитного портфеля РСХБ было номинировано в валюте, заметил он.

Впрочем, банк предпочитал валюту и ранее. В октябре 2015 г. госбанк привлек капитал у «Роснефти» – госкомпания разместила там субординированный депозит в $1,15 млрд до 2021 г. под 4,9% годовых. В стране есть целый класс инвесторов, которым нужно инвестировать часть валютной выручки, отмечает один из госбанкиров.

В 2016 г. ВЭБ, который также находится под санкциями, разместил облигации в долларах – на $600 млн. Расчеты по бумагам шли в рублях. Московская биржа допускает размещение валютных облигаций. «Ставки по облигациям сейчас на исторически низких уровнях, а РСХБ – квазигосударственный заемщик, что прибавит инвесторам уверенности, несмотря на то что долг субординированный, т. е. самый рискованный. У российских инвесторов есть лимиты и желание наращивать прежде всего российский риск», – полагает старший портфельный управляющий УК «Капиталъ» Дмитрий Постоленко.