Как спекулировать по-умному

Может ли рационально мыслящий инвестор вложиться в пузырь, например в криптовалюту, и не потерять трезвость мышления?
Джейсон Цвейг, ведущий рубрики Intelligent Investor в The Wall Street Journal

Когда актив, на долю которого в тот момент приходилось более трети состояния Сэмюэля Ли, в июне потерял в цене почти 25% за несколько часов, что тот сделал? Пошел вздремнуть.

31-летний Ли руководит небольшой чикагской управляющей компанией SVRN Asset Management. В своем портфеле (в личном портфеле, а не для кого-либо из клиентов) он держит более 1000 единиц Ethereum (эфириума), криптовалюты, которую на сегодня можно считать одним из самых волатильных и показавших невероятный взрывной рост активов в мире.

Может ли рационально мыслящий инвестор выйти на дикий рынок и не потерять трезвость мышления? Бывший стратег по биржевым фондам в Morningstar, Ли сегодня – уважаемый блогер и комментатор по финансовым рынкам, утверждающий, что для своих клиентов он формирует портфели на основе расчетливого, долгосрочного подхода, без намека на спекуляцию.

Я никогда не повторю то, что сделал Ли, вложившись в Ethereum, да и вам бы не посоветовал. Но для тех, что чувствует, что должен поспекулировать (эфириумом ли, другим ли активом), подход Ли может послужить примером того, как это можно сделать.

Почти 70 лет назад великий инвестор Бенджамин Грэм выделил главные угрозы, которым вы себя подвергаете, рискуя попытать счастья с «горячим» активом: «1) спекулировать, думая, что вы инвестируете; 2) не имея достаточно знаний и навыков, спекулировать всерьез, а не в качестве хобби; 3) рисковать в спекуляциях бóльшим количеством денег, чем вы можете себе позволить потерять».

Грэм добавляет: «Если хотите попытать счастья в этом деле, выделите какую-то часть капитала (чем меньше, тем лучше) в отдельный фонд. Никогда не смешивайте спекулятивные и инвестиционные операции на одном счете или при обдумывании вложений».

Ли помнит эту цитату наизусть и старается в точности ей следовать.

Он вложил в Ethereum лишь «несколько процентов» своего состояния и рассчитывает потерять большую часть этой суммы или даже ее всю. Он заплатил в среднем чуть больше $25 за эфириум, а на пике в середине июня его цена достигала $400, хотя сейчас упала ниже $200.

Если спросить Ли, считает ли он эфириум пузырем, он ответит: да. Если же спросить его, сколько, по его мнению, тот в реальности стоит, как долго он будет держать эту криптовалюту или что сподвигнет его ее продать, он ответит: не знаю. Но при этом он считает: есть небольшой шанс, что Ethereum покажет рост гораздо более сильный, чем те примерно 1500%, на которые он вырос до июньского пика с момента покупки около года назад. Вероятность такого развития событий Ли оценивает в 5%.

Сейчас уже создано около сотни криптовалют, и какая из них выживет и в каком виде, предсказать почти невозможно. «Если бы я следовал здравому смыслу, я бы уже давно вышел оттуда. Мне пришлось тренироваться, чтобы заставить себя думать таким образом: если это пузырь, стоимость этого актива превысит цену, которую я посчитаю оправданной, на невероятную величину»,– говорит Ли.

Каким бы ни был потенциал Ethereum, как можно его оценить? Ведь это просто средство обмена, не приносящее никакого дохода. Самая известная криптовалюта, биткоин, возможно, уже теряет популярность; то же самое может произойти и с эфириумом. «Эфириум идеально подходит для того, чтобы назвать его пузырем. Он – ничто, он сделан просто из эфира», - говорит Ли.

Он не намерен докупать эфириум после недавней просадки. «Покупать нужно, когда все считают, что это безумие, а не когда актив становится притягательным», - говорит Ли. Но и продавать он пока тоже не хочет. История, по его словам, свидетельствует, что пузыри существуют дольше и надуваются сильнее, чем ожидает большинство людей, и лопаются тогда, когда становятся гораздо популярнее, чем пока стал эфириум.

Поэтому Ли терпеливо держит актив, которым многие спекулянты торгуют с головокружительной быстротой. «Когда спекулятивный актив развивает поступательное движение, лучше не выходить из него слишком рано»,– говорит он.

Ли, конечно, не первый, кто, взобравшись в ракету, предполагает, что знает, когда нужно будет спрыгнуть. Еще в 1720 г., когда в Лондоне надувался пузырь на рынке акций Компании Южных морей (South Sea Company), архиепископ дублинский предупреждал: инвесторы «хорошо понимают», что компания не выполнит своих обещаний, «но надеются продать, прежде чем цена упадет». Цена акций выросла со 128 фунтов в январе до 1000 в августе и рухнула до 150 фунтов к концу сентября; почти все, кто покупал их, потеряли все деньги (включая Исаака Ньютона, который затем сказал: «Я могу рассчитать движение звезд, но не безумие людей»).

Однако вложение лишь малой части состояния и подход к делу как к предприятию, которое почти наверняка закончится потерей денег, помогли Ли добиться того, что жадность не затуманивает его мозг, – по крайней мере пока. «Я несколько раз за несколько часов терял шестизначные суммы. Но никогда не терял из-за этого сон», – говорит он.

Ли надеется, что сможет не попасть в зависимость от своего вложения, которая как раз и не позволяет большинству спекулянтов выскочить из пузыря, пока не становится слишком поздно. Возможно, отсутствие полной уверенности в том, что он действительно сможет вовремя уйти, - лучшее свидетельство того, что ему удастся это сделать.

Инвестировать по-умному сложно. Спекулировать по-умному гораздо сложнее.

Перевел Михаил Оверченко

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.