На фондовом рынке начинается фундаментальный сдвиг

Получить хорошую доходность по акциям теперь будет сложнее
Майкл Маккензи, старший обозреватель по инвестициям Financial Times

Когда рынки падают, всем сразу требуется четкое и понятное объяснение происходящего. Даже люди, которые обычно не следят за динамикой акций, вдруг хотят получить ответ, почему случилось то, о чем постоянно говорят в новостях.

Последние события подтвердили репутацию октября как опасного месяца для рынка акций – рост, наблюдавшийся в течение этого года в США, всего за пять недель (с конца сентября) сошел на нет. Это осложняет и без того непростую обстановку на мировом фондовом рынке, где многие индексы в 2018 г. показывали динамику хуже американского. Для индекса FTSE All-World, в котором вес американских акций составляет 31%, октябрь оказался худшим месяцем с 2012 г.

Найти причины, по которым казавшиеся невосприимчивыми к плохим новостям американские индексы вдруг присоединились к индексам других стран, несложно. Часть вины можно возложить на рынок облигаций, доходности которых растут. Кроме того, появляется все больше свидетельств того, как китайско-американский торговый конфликт, сильный доллар и замедление мировой экономики сказываются на бизнесе компаний, свидетельством чего стали ухудшившиеся квартальные результаты промышленных конгломератов Caterpillar и 3M. А затем инвесторов разочаровали показатели Google и Amazon, и они ухватились за идею, что рост корпоративных прибылей в США достиг пика, а эффект от снижения налогов сходит на нет. Это, грубо говоря, означает, что котировки и коэффициенты стоимости чрезмерно высоки, поскольку темпы роста прибылей в следующем году будут падать. Результатом стала беспорядочная корректировка позиций на Уолл-стрит, ударившая по и без того не радужным настроениям инвесторов на других рынках.

Если бы инвесторы могли составить список желаний, они бы включили в него новый стимул для экономики и без того отягощенного долгами Китая и разрешение торгового конфликта между ним и США. Добавили бы соглашение по бюджету Италии между ее правительством и Еврокомиссией, а также договоренность по Brexit. А любой признак того, что Федеральная резервная система США может сделать паузу в повышении процентных ставок, тем самым ослабив поддержку доллара, стал бы вишенкой на торте из рисковых активов.

Хотя подобное развитие событий возможно, сложившаяся на рынке напряженность отражает более фундаментальный сдвиг, а именно – прекращение стимулирующих программ центробанков, которые в течение десятилетия подавляли доходности облигаций и волатильность. В авангарде этого процесса идут США, а эффект от роста курса доллара и стоимости заимствований (доходность трехмесячных казначейских векселей уже 2,3%) чувствуют рынки по всему миру. Достаточно посмотреть на развивающиеся рынки акций, которые сегодня торгуются с самым большим дисконтом к рынкам развитым по коэффициенту «отношение капитализации к балансовой стоимости».

Процесс сокращения поддержки центробанками цен на активы набирает ход. В начале октября Европейский центробанк уменьшил ежемесячный выкуп облигаций с рынка до 15 млрд евро, а на прошлой неделе подтвердил, что программа денежного стимулирования прекратится в декабре. ФРС сокращает свой баланс темпами до $50 млрд в месяц и готова продолжать повышать базовую процентную ставку. Не стоит питать иллюзий: чтобы ФРС взяла паузу, потребуется гораздо более сильный рыночный шок, причем такой, что способен серьезно подорвать рост экономики США.

Все это означает, что позволявшая легко зарабатывать волшебная формула последних лет – покупай акции при просадках, продавай волатильность и двигайся со всей толпой через стратегии пассивного инвестирования – начала давать сбои. Страхи участников рынка хорошо отражаются в падении акций самих управляющих компаний, которые устойчиво росли в эпоху денежного стимулирования центробанков.

Совокупный доход на вложенный капитал от инвестиций в индекс S&P 500 сократился с 12% в сентябре до всего лишь 1%. В прошлом пережить сложные периоды на рынке акций инвесторам помогали вложения в долгосрочные гособлигации. Но не в этом году: совокупный доход по долгосрочным казначейским облигациям оказался отрицательным – инвесторы потеряли 7,8%.

Несмотря на падение акций, доходности казначейских облигаций остаются вблизи своих недавних максимумов. Это отражает сомнительное лидерство США в фискальной области: снижение налогов и увеличение расходов на инфраструктуру нужно оплачивать масштабным выпуском казначейских векселей, средне- и долгосрочных облигаций. Как отмечают аналитики Citigroup, в IV квартале министерство финансов разместит казначейских бумаг примерно на $350 млрд, это более трети годового объема выпуска.

Мы находимся на первом этапе периода, в котором получение дохода от инвестиций будет делом гораздо более сложным, чем ранее. Ситуация осложнится еще больше, если разрушится или по меньшей мере ослабнет традиционная обратная корреляция между рынками акций и облигаций.

Рост бюджетного дефицита создает более волатильную среду для акций, но открывает больше возможностей для тех, кто занимается активным управлением и выбирает акции на основании конкретных характеристик той или иной компании. Для тех же, кто движется на автопилоте, используя биржевые и индексные фонды, ситуация становится гораздо менее благоприятной.

Когда наблюдающееся сейчас давление продавцов спадет, инвесторы вернутся к стратегиям, которые позволяли заработать в прошлом. Мы еще не подошли к настоящему медвежьему рынку, который наступает в конце любого цикла, однако получить хорошую доходность по акциям теперь будет сложнее.

Перевел Михаил Оверченко

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов

Читать ещё
Preloader more