Читайте также
Корпоративная благотворительность: кому предпочитают помогать компании
Трудности, с которыми сталкиваются волонтеры на пути к доброму делу
Ответственное пожертвование: как проверить просьбы о помощи и не отправить деньги мошенникам

Потеряться в работе. Как сотрудники НКО справляются с профессиональным выгоранием

Каждый день сотрудники НКО испытывают большую эмоциональную нагрузку
Евгений Разумный / Ведомости

Работа основателей фондов и руководителей направлений НКО подразумевает большую эмоциональную нагрузку. Каждый день им приходится сталкиваться с историями людей, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях: взрослыми и детьми с тяжелыми заболеваниями, которые испытывают страдания и боль, одинокими стариками и сиротами. Не пропускать все эти истории через себя невозможно. Как благотворители и меценаты справляются со стрессом и выгоранием на работе?

Сергей Абдурахманов, директор фонда «СПИД. Центр» 

На четвертом курсе факультета мировой политики МГУ им. Ломоносова Сергей Абдурахманов случайно оказался в ArtPlay на одной из лекций «СПИД. Центра», который помогает людям, живущим с ВИЧ, и решил стать волонтером фонда. В течение нескольких месяцев переводил тексты для сайта центра с английского и участвовал в организации мероприятий, а в октябре 2017-го получил должность менеджера проектов. Спустя год, в возрасте 20 лет, перешел на позицию исполнительного директора. А в 2020 г. стал директором организации, сменив на этом посту учредителя фонда Антона Красовского. По словам Сергея, работа в некоммерческих организациях отличается большой самоотдачей, поэтому одна из частых проблем, с которой сталкиваются работники, – это эмоциональное выгорание.

– Большую часть работы мы общаемся с людьми. Каждый раз это какие-то личные проблемы, о которых не принято говорить в обычной жизни. Тут важно сохранять здоровую дистанцию и при этом оставаться внимательным и участливым к проблемам людей. 

Помимо оказания помощи ВИЧ-инфицированным, «СПИД. Центр» занимается тестированием на ВИЧ, и очень часто случается так, что именно сотрудники фонда сообщают посетителям их предварительный диагноз. 

– Я много раз видел людей, которые недавно узнали о своем ВИЧ-статусе. Они напуганы и растеряны. Чаще всего отказываются принимать свой диагноз. Наша задача – помочь им адаптироваться. Объяснить, что положительный статус сильно не поменяет их жизнь.

Потом человек начинает получать терапию, ходит на группы поддержки, понимает, что он будет жить долго и счастливо, несмотря ни на что. Для меня радостнее всего видеть людей с ВИЧ, для которых диагноз уже не является проблемой. 

Сотрудники фонда проходят поддерживающие тренинги и работают с психологом. Сейчас, к примеру, для них разрабатывают руководство, как избежать выгорания по конкретным случаям. Быть в тонусе Сергею помогает маневрирование в обязанностях и задачах внутри центра. Как говорит он сам, проблема с выгоранием пока не стоит остро, и с ней удается справляться самостоятельно. 

– Помогает фитнес, иногда пытаюсь пробовать что-то новое, недавно прыгнул с парашютом. 

Двигаться вперед Сергею также помогает осознание того, что предстоить выполнить еще большой объем задач. За время работы в фонде он узнал, что некоторые из его друзей и знакомых инфицировались, и это он считает своей личной «недоработкой». 

– Конечно, я не могу предостеречь или протестировать каждого вовремя, но я понимаю, что наша задача – сделать так, чтобы люди не получили ВИЧ-статус. А если получили – чтобы они как можно раньше узнали о терапии и начали лечение. Пока что со второй задачей мы справляемся лучше. 

За 2020 г. «СПИД. Центр» оказал разноплановую помощь порядка 7000 человек. В ближайшее время фонд планирует запустить проект по поддержке лекарствами тех, кто временно по какой-то причине остался без препаратов, а также программу по до контактной профилактике. Им в течение года будут выдавать профилактическое средство, которое дает дополнительную возможность минимизировать вероятность заражения ВИЧ. 

Анастасия Кафланова, директор «Фонда борьбы с лейкемией»

Анастасия, экономист по образованию, работала в большой энергетике, потом в малой, в управляющих компаниях и ЖКХ. Она не планировала связывать свою жизнь с благотворительностью. Но семь лет назад сестра попросила ее помочь Марии Самсоненко, которая тогда открывала «Фонд борьбы с лейкемией», решить организационные вопросы. Несколько месяцев Анастасия занималась документами, договорами и поняла, что не хочет возвращаться в бизнес. С тех пор она помогает людям с диагнозом «рак крови». За семь лет работы помогла 400 людям. По словам Анастасии, первое время работа в фонде эмоционально давалась непросто. 

– Мы оказываем помощь пациентам столько, сколько необходимо. Есть пациенты, которым мы помогали и помогаем на протяжении трех-четырех или пяти лет. Когда пациенты погибают – это тяжело. Ты знаешь этого человека и его семью, общаешься с ним. Первых пациентов я запомнила навсегда. 

По словам Анастасии, больше всего такая работа оставляет отпечаток на психо-эмоциональном состоянии тех сотрудников, которые напрямую общаются с пациентами и докторами. Но всю команду воодушевляют истории со счастливым концом – когда видишь, что подопечные возвращаются к привычной жизни. 

– Недавно у нашей бывшей подопечной был день рождения, и я случайно встретила ее на открытой веранде кафе с друзьями. У нее были накрашены губы красной помадой, розы стояли на столе. Три года назад мы искали ей деньги на препараты. Мало того, сам препарат еще очень долго не могли найти. По всей стране собирали остатки и ввозили из-за рубежа, но все было не зря. Вот она красивая, с красными губами, с розами, с друзьями отмечает свой день рождения. 

Анастасия берет пример со своих подопечных и пытается научиться ценить каждый момент жизни и радоваться мелочам. Держаться в тонусе ей помогают встречи с друзьями, занятия спортом и путешествия, а также правильно выстроенный режим дня. Она старается не работать по ночам и выходным, конечно, если не возникает срочных задач. 

Елизавета Олескина, директор благотворительного фонда «Старость в радость» 

Елизавета Олескина решила помогать пожилым людям еще на первом курсе филологического факультета МГУ, когда случайно побывала в одном из региональных домов престарелых. Царившее там одиночество поразило ее. Девушке захотелось немедленно изменить ситуацию. Она собрала вокруг себя таких же неравнодушных активистов, и они начали привлекать деньги, чтобы приобретать специальные кровати и посуду, средства реабилитации, подгузники и другие необходимые для пожилых людей вещи. Так в 2011 г. родился фонд «Старость в радость». Со временем организация выросла в одного из лидеров российской благотворительности – под ее шефством находятся 400 домов-интернатов в 60 регионах. Также фонд оплачивает работу более 200 специалистов по уходу за своими подопечными на дому и в интернатах и регулярно закупает для них большие партии медикаментов, продовольствия, одежды и других вещей.

Молодая энтузиастка помнит многих своих подопечных, но с особенным трепетом вспоминает Зинаиду Павловну из отделения милосердия дома престарелых, где живут беспомощные люди. Хотя женщина была незрячей и уже не могла ходить, продолжала радоваться каждому дню. 

– Когда я впервые ее увидела и поинтересовалась, как у нее дела, была уверена, что услышу, как это часто бывает, что-то очень грустное в ответ. Она же, напротив, сказала, что радуется каждому прожитому дню и испытывает огромное счастье, когда чувствует лучи солнца на лице. Такой оптимизм и мужество не могут не впечатлить. 

Работа в фонде – это огромная ответственность перед подопечными, жертвователями, сотрудниками, волонтерами. Люди, которым ты помог один раз, надеются и верят, что ты их не оставишь и в других трудных ситуациях. Стрессовым стал 2020 г., поскольку пожилые люди из-за режима самоизоляции оказались запертыми. Особенно трудно приходилось тем, кто остался жить в собственных квартирах без надомного ухода, – им фонд ничем помочь не мог.

– Никто из нас не знает, сколько пожилых людей погибло на дому в одиночестве из-за банального отсутствия ухода. Одних вовремя не госпитализировали, других выписали, но не провели реабилитационных мероприятий. Тяжело об этом думать. Но такие эмоции нужно использовать во благо: они мотивируют действовать. 

Работа в социальной сфере требует навыков и умений, без которых человек не сможет справиться с накапливающимся стрессом или эмоциональным выгоранием. Но она же дает возможность лучше осознать ценность жизни, мобилизует на преодоление трудностей. 

– Бесценно видеть, как пожилая, одинокая женщина, которая боялась остаться без помощи, но не хотела переезжать в интернат, благодаря надомному уходу смогла оставаться в своей квартире. Или же как пожилые женщины из отделения милосердия вместо того, чтобы все время лежать в палатах и смотреть в потолок, ходят на прогулки. Фонд купил им коляски, и теперь они могут подышать свежим воздухом. Они радуются как дети, когда трогают первую листву весной. 

Елена Хорс, президент фонда помощи детям с особенностями «Цвет жизни» 

Елена Хорс – мама четверых детей. Двух из них они с супругом усыновили. Познакомившись с жизнью сиротских учреждений изнутри, Елена 12 лет назад основала фонд «Цвет жизни». Организация стала помогать будущим выпускникам детских домов адаптироваться к самостоятельной взрослой жизни. Спустя некоторое время программа по работе с подростками начала терять свою актуальность, поскольку участников становилось все меньше. В итоге команда фонда решила переориентироваться на помощь детям с ограниченными возможностями здоровья. В этом направлении они работают уже почти восемь лет. 

– Когда мы удочерили девочку с диагнозом «несовершенный остеогенез» (генетически обусловленная патология опорно-двигательного аппарата, характеризующаяся хрупкостью костной ткани и подверженностью ребенка частым переломам при минимальном воздействии или в отсутствие травмы. – Прим. ред.), решили запустить новый проект, который будет помогать семьям, где есть дети с таким заболеванием. В моем случае личное и профессиональное находит какую-то взаимоподдержку и дает ресурсы. 

Своеобразным кризисом для фонда стала ситуация с коронавирусом. Команде нужно было решить, как работать дальше, поскольку до пандемии все встречи и мероприятия проходили офлайн. В то же время возникли сложности с арендой помещения – местные жители выступили против соседства с НКО. 

– В такие моменты появляется желание все бросить, но спасает поддержка друзей и коллег. Вместе мы смогли быстро включиться в работу и придумать новые идеи по преодолению кризиса. Мероприятия перенесли в онлайн-формат и арендовали новое помещение. 

Результаты подопечных дают силы работать дальше. Например, дети, у которых были проблемы с коммуникацией, начинают лучше взаимодействовать с людьми. 

– У нас есть девочка, которая не говорит, но пишет стихи. Волонтеры написали музыку к ее стихам и спели. Это большой прогресс для нашей подопечной: ее первый раз в жизни оценили и помогли выразить себя. 

Приятно наблюдать и за родителями, которые тоже обращаются в центр за помощью, делится Елена. Их дети болеют, и им сложно говорить о своих чувствах и переживаниях. Но после занятий в фонде они иначе смотрят на ситуацию, в которой оказались. 

– Неработающие мамы начали строить карьеру, создавать свои проекты. А папы разработали много идей, как и в каких профессиях развивать своих детей. Здорово, что ты можешь помочь всей семье. 

Елена пытается соблюдать баланс между трудовой и личной жизнью. Например, старается не работать в отпуске, чтобы посвятить все это время своей семье. Хотя ей часто приходится решать вопросы и после окончания рабочего дня – помощь подопечным может потребоваться в любое время, для нее это не проблема. «Дети всегда будут для меня на первом месте», – заключает она. 

Самое популярное
Свободное время
Что послушать на Фестивале искусств Юрия Башмета: гид для меломанов и не только
Концерты-спектакли с участием известных актеров и архаичный хор – обзор событий Зимнего международного фестиваля искусств
Наш город
Хорошие новости: кластер «Ломоносов», возвращение «Чебурашки» и очереди в ЗАГС
Только положительные события за неделю
Свободное время
Куда пойти в выходные 28-29 января
Ночная экскурсия в метро на ретропоезде, ледяные копии утраченных башень и суши для минималистов
Другие города
Зимняя Хакасия: горнолыжные курорты, древние обсерватории и целительные камни
С 2020 г. интерес к республике среди туристов из Москвы и Московской области вырос более чем в 3 раза
Умный город
В Раменках открылся первый кластер инновационного центра МГУ
Он станет площадкой для работы над высокотехнологичными проектами
Наш город
Как в Москве совмещают бизнес и благотворительность
В России насчитывается около 7000 социальных предприятий
Культурный город
Главные выставки – 2023: чем знаменит «туркестанский авангард» и кому принадлежали царские сокровища
Шедевры советского авангарда из «Лувра в пустыне» и мистические горы Николая Рериха
Свободное время
В Москве организовали массовое мероприятие на льду для IT-специалистов
На каток вышли более 3000 IT-специалистов
Свободное время
Чебурашка – победитель Marvel. Чем он покорил зрителей
Осторожная ностальгия, убаюкивающий сюжет – волшебный эффект
Наш город
После титров. Где посмотреть фильмы, не доступные широкой аудитории
От исторических киноклубов до современных автономных организаций в библиотеках и культурных центрах
Культурный город / Галерея
Что покажут на выставке «Великое княжество. Сокровища Владимиро-Суздальской земли» в Москве
Выставка будет проходить в Новой Третьяковке с 24 января по 10 мая 2023 года
Другие города
Первая жертва научного опыта: призраки и истории старинных домов
Великие жильцы и удивительные происшествия в особняках Санкт-Петербурга
Свободное время
Почему мужчинам надо перестать подтверждать свою «крутость»
Теория об «альфа»-самцах применима только к волчьей стае, а не к людям
Наш город / Галерея
Крещение в Москве. Как это было
Праздник Крещения Господня в столице в этом году стал самым теплым за последние 15 лет
Свободное время
Что почитать: книги об истории экономической мысли, дрессировке собак и поиске гармонии
В каких произведениях ищет подсказки для жизни и работы топ-менеджер группы «ЛАНИТ»