Читайте также
Приблизить Францию в Москве
Не только еда: исторические анекдоты, блюда с «Титаника» и пикники в лесу
Десять дней пешком по Сахаре: зачем это московскому офисному работнику

Кто в теремочке живет

В каменных джунглях столицы еще можно найти уникальные деревянные постройки
Особняк купца Носова

Москва до нападения наполеоновской армии состояла из семи тысяч домов – из них шесть тысяч были деревянными. После пожара архитектор Бове убеждает императора Александра I запретить строить дома из дерева. Но тем не менее и через 200 лет в одном из крупнейших мегаполисов мира еще можно отыскать настоящие избушки и теремки. Пройдемся по деревянной Москве.

Дом в переулке Огородная слобода – чудо, потому что в конце XIX века в центре никто из дерева уже не строил. Но в этом здании размещался корпус Чернорабочей больницы. Название говорит само за себя – надо было сделать быстро и недорого. Эту задачу московскому губернскому архитектору Александру Мейнгарду приходилось решать постоянно. В его портфолио – госзаказы на больницы, склады и даже на корпус с камерами одиночного заключения Бутырской тюрьмы.  

В этой работе Мейнгард вдохновился русской архитектурой – все окна корпуса обрамлены наличниками, резьба украшает и козырьки между этажами, и крышу. Оформлено довольно сдержанно, а выглядит нарядно. Считается, что история наличников началась с севера России. Корабелы, имевшие большой опыт работы с деревом, украшали не только свои корабли русалками и другими фантастическими существами, но и дома. Наличники, конечно, выполняли практическую роль – закрывали щели между рамами и стеной. Но еще это и крылья ангела, который защищает дом. На наличниках дома в Огородной слободе основной элемент орнамента – крестик, мотив солнца, которое проходит по четырем сторонам света и возрождается каждый день.

И дом тоже надеется на возрождение – его ждет реставрация.

Адрес: переулок Огородная Слобода, д. 9, стр.1

Евгений Разумный / Ведомости

Одно из узнаваемых деревянных зданий Москвы – это Погодинская изба в Хамовниках, радостный голубой дом, щедро украшенный белой резьбой. Изба была флигелем усадьбы профессора московского университета, историка Михаила Погодина и служила «древлехранилищем», то есть музеем. Получил он эту диковинку в подарок от предпринимателя, нефтепромышленника, коллекционера и одного из богатейших людей того времени Василия Кокорева, увлекшегося в ту пору славянофильством.

Архитектор Николай Никитин хорошо понимал, что понравится и меценату, и будущему хозяину, поэтому задумал ее как программное произведение «русского стиля», противопоставляя тогдашним типовым образцам Константина Тона. Так в 1856 году на Девичьем поле появилась настоящая изба, прародительница всех деревянных построек Москвы XIX века.

Еще при жизни Погодина изба вместе с коллекцией была приобретена казной. В 1941 году в дом попала бомба, он полностью сгорел, а изба-флигель каким-то чудом уцелела, хотя пострадала сильно. Позже от уничтожения ее спас автор всех фонтанов ВДНХ, архитектор, реставратор, муж актрисы Рины Зеленой Константин Топуридзе. В 70-е годы в избе поселили Всероссийское общество охраны памятников, там проходили лекции и концерты. Сейчас изба радует глаз прохожих, но внутрь попасть нельзя – только работникам местных офисов. 

Адрес: ул. Погодинская, д. 12А

Агентство «Москва»

А вот другой знаменитый деревянный дом Москвы – дачу Носова – избой никак не назовешь. Это настоящий дворец, да еще и в наимоднейшем тогда стиле модерн. Старообрядец, владелец суконных фабрик Василий Дмитриевич Носов со своей большой семьей жил неподалеку от фабрики. У него был сын и шесть дочек. Овдовев, когда младшей дочери едва стукнуло четыре года, Носов посвятил себя семье.

После женитьбы единственного сына Василия на одной из самых богатых невест Москвы Евфимии Рябушинской жизнь в семейном доме на Введенской площади пошла кувырком. Невестка, женщина яркая и властная, наводнила дом художниками, задумав перестроить особняк по своему вкусу. Сам Валентин Серов рисовал эскизы оформления интерьера! Характер у Евфимии Павловны был не из легких, но вкус отменный. Перед эмиграцией она передала живописную коллекцию Третьяковке и музею Бахрушина, с которым они тоже состояли в родстве, и отбыла из России. Умерла в Риме девяностолетней старухой.

Ну а пока, в 1903 году в Москве, Носов-старший, не пожелавший жить с невесткой, отдал свой старый дом молодоженам, разделил участок пополам и начал строить собственный дом с видом на Яузу и речку Хапиловку. Архитектором был выбран восходящая звезда московского модерна Лев Кекушев. В это же время брат Рябушинской заканчивал на Никитской строительство своего знаменитого особняка по проекту Шехтеля. Московская купеческая элита двигала русский модерн. Первоначально Кекушев планировал строить дом каменным в стиле фахверк. Носову не понравилось, он попросил представить другой проект и решил строить в дереве, чтобы побыстрее. Дом построили за десять месяцев, обошелся он в 200 000 рублей. Электрическое освещение, горячая вода, вентиляция – все по последнему слову техники. В интерьерах и сейчас сохранились камины с абрамцевской майоликой, подлинные светильники, двери, дубовая лестница.

В советские годы дача Носова выглядела довольно печально: ажурные веранды были застеклены, деревянная резьба почти не сохранилась, ограда в стиле модерн утрачена. В особняке работал детский сад, потом НИИ шерсти. С 1989 года в доме разместился нотно-музыкальный отдел Российской государственной библиотеки для молодежи – теперь здание официально называется «Особняк Носова». Его с перерывами реставрировали, надолго закрывали, и сейчас оно выглядит очень неплохо. В библиотеке проходят выставки, концерты. Расписание мероприятий можно найти на сайте Российской государственной библиотеки для молодежи. Там же записываются на экскурсии.

Адрес: ул. Электрозаводская, д.12, стр. 1

Усадьба купца Крупенникова в районе Бауманской очень удачный пример того, как в дереве пытались воспроизвести классические архитектурные стили. Дом 1913 года, построй его в камне, можно представить даже на парижской улице. Симметричный фасад, две балюстрады, над ними полукуполы, рустовка по первому этажу, сдержанный декор – никаких наличников и крылечек. Удивительно мало известно про владельца дома Крупенникова, чуть больше – про его архитектора Владимира Рудановского. И состояние дома самое грустное из всех объектов нашего сегодняшнего рассказа. Несколько лет назад из двухэтажного особняка выехали последние владельцы – паспортный стол Басманного района. Сейчас он пуст и заброшен.

Адрес: Денисовский пер, д. 24

Wikimedia

Аккуратный особняк с мезонином, получивший название Дом Палибина, прекрасный памятник московского деревянного ампира, образец деревянной застройки после пожара 1812 года. Был построен для служащего межевой канцелярии Гавриила Палибина в 1818 году. Проект, между прочим, типовой. После пожара Москвы специально созданная Комиссия для строений, которую возглавил архитектор Осип Бове, разработала «образцовые фасады». И все строящиеся москвичи должны были следовать предписаниям. Но в комиссии трудились такие корифеи архитектуры, как Матвей Казаков, Доменико Жилярди, Афанасий Григорьев, что даже стандартные фасады выходили у них гармоничными и стильными. Даже светло-серый цвет дома был спущен по разнарядке, назывался «дикой». На серо-голубом цвете выигрышно смотрятся лепные украшения: горгоны, кентавры, орнаменты.

В советские годы в доме Палибина в бывшем Долгом переулке устроили коммуналки. Жильцы или хозяева утепляли старый деревянный дом войлоком и невольно спасли оригинальные интерьерные росписи.  

Много лет тут квартировал Всероссийский научно-исследовательский институт реставрации. Работал выставочный зал. В 2018 году Министерство культуры выселило реставраторов, передав здание Фонду поддержки художественных промыслов религиозного назначения.

Адрес: ул. Бурденко, д. 23

Деревянные избушки, дворцы и особняки еще более уязвимы, чем остальные памятники архитектуры. Сейчас в наших каменных джунглях осталось около ста деревянных домов.

Другие материалы в сюжете

Самое популярное
Наш город
Дублирование указателей на двух станциях столичного метро вдвое разгрузило их вестибюли
Навигация на станциях «Лесопарковая» и «Прокшино» выполнена на русском, таджикском и узбекском языках
Умный город
Чем помогут городу светящиеся растения и дороги, «дающие» электричество
Человечество постоянно ищет новые технологии для освещения мегаполисов
Наш город
В Москве начнут организовывать прием граждан по видео-конференц-связи
Такой формат не отменит личного приема граждан в органах исполнительной власти города
Наш город
Мэр Москвы выделил 252,9 млн на бесплатные перевозки врачей
Автобусы доставляют медперсонал на работу, а переболевших – домой
Свободное время
Заложница Виндзоров. Какой показали принцессу Диану в фильме «Спенсер»
Как рождественские праздники с королевской семьей свели с ума принцессу Диану
Горожане / Интервью
Как выстроить мост между бизнесом и властью?
О ведении бизнеса в России, работе в АСИ и новых инвестиционных проектах говорим с предпринимателем Артемом Аветисяном
Наш город
Как зарождался проект ГЭС-2: поиск цвета, пространства и философии места
Интервью с архитектором проекта ГЭС-2 Антонио Бельведере
Другие города
ВЭБ.РФ расскажет о качестве жизни в российских городах
Корпорация разработала систему, позволяющую оценить уровень жизни в 115 российских городах по важным для людей критериям
Наш город
Путин и Собянин открыли 10 станций Большой кольцевой линии метро
Открытие новых станций поможет сократить время поездок москвичей на 35-45 минут
Наш город
Проекты строительства столичного метро выиграли на международном конкурсе
Особо были отмечены проекты Большой кольцевой и Некрасовской линий и ТПУ «Нижегородская»
Умный город
Как превратить освещение в рабочий инструмент
Почему на удаленке хуже работается, чем в офисе
Другие города
Made in Russia: российские производители выходят на зарубежные рынки
Как отечественные фабрики по пошиву одежды и обуви начали одевать Италию, Испанию и Германию
Умный город
Создатель концепции освещения сталинских высоток: «Такой проект выпадает раз в жизни»
Архитектор и светодизайнер Карстен Винкельс — о том, как выбирали подсветку московских высоток и об иллюминации в городе
Наш город
На поддержку бизнеса столица с начала года выделила более 17 млрд рублей
Общий объем поддержки предпринимателей в Москве за время пандемии, включая 2020 год, превысил 34 млрд рублей
Другие города
Как два года пандемии изменили туризм и туристов
Коронавирус повлиял на предпочтения путешественников