Читайте также
Как расшифровали письменность майя и почему первые айтишники занимались телепатией: 4 отличные книги нон-фикшн
Где Агата Кристи научилась разбираться в ядах и как написала первый детектив, ожидая мужа с войны
Загадка Франкенштейна: как убежавшая из дома с чужим мужем писательница заговорила устами монстра

Знакомство с «коммунистическими женихами» и запретные Миусы. Выходит новый сборник Людмилы Улицкой

«География детства» Улицкой: открытие «Новослободской» и смелые путешествия
Денис Воронин / Агентство «Москва»

В начале декабря вышел необычный сборник Людмилы Улицкой, лауреата национальных литературных премий «Русский Букер», «Большая книга», под названием «Моё настоящее имя». Это автобиографическая проза, которая, смыкаясь с художественной, продолжает и развивает темы индивидуальной и семейной памяти. С разрешения «Редакции Елены Шубиной» мы публикуем рассказ о московских улицах и коммуналке с ванной на львиных лапах. 

География детства

Моя бабушка рассказывала мне об Институтской улице в Калуге, где жила в  детстве, об антоновских яблоках, которые хранили на чердаке, в соломе, о запахе, которым был наполнен весь дом, о  частной гимназии госпожи Саловой, где она училась. Мама вспоминала о  своей 110-й школе в  Мерзляковском переулке, о катке на Патриарших, куда бегали по вечерам, и эти рассказы стали и моими воспоминаниями «второго порядка», если можно так выразиться. До Калуги я так и не доехала и не удосужилась взглянуть на провинциальный город, где прошли отроческие годы бабушки, а  мамина 110-я школа переехала. Памятник погибшим выпускникам школы — все до единого мальчики из маминого класса погибли в войну — стоит возле новой школы. Сваял скульптор Митлянский, тоже фронтовик, окончивший эту школу в  1941 году, несколькими годами позже мамы. Он-то и был единственным, кто выжил…

Семья наша, в ее московский период, начавшийся в 1917 году, обитала на севере Москвы. Первое жилье — половина дачи в  Петровском парке, куплена была за полгода до революции. Там в 1918 году родилась моя мама. По соседству с Петровским путевым дворцом… В тридцатые годы жизнь моего отца тоже была связана с этим районом: когда его отца, моего деда, арестовали, отец бросил школу и пошел работать в  метрострой. Работал на строительстве станции метро «Динамо». В те времена этот район уже стал настоящей Москвой, а не пригородом с  дурной репутацией. Дача — после того как семья деда переехала сначала на Садовую, а потом на Каляевскую — еще долго стояла, а потом развалилась.

Поблизости была Нижняя Масловка, где долгие годы была мастерская моего мужа, Андрея Красулина. Последняя квартира выселенных с Каляевской моих бабушки с дедом была на Башиловке, все это на одном пятачке, на севере столицы. Мои переезды с Каляевской на Новолесную, и последний, к метро «Аэропорт», вблизи бывшей дедовой дачи, все были по северу нашего города. География моего детства  — Каляевская улица. Бывшая Долгоруковская, несколько десятков лет она жила под этим именем — в честь террориста нежной и поэтической души Ивана Платоновича Каляева. Сейчас она снова стала Долгоруковской. Имя Ивана Платоновича Каляева осталось в истории, а про убитого им великого князя Сергея Александровича забыли… Впрочем, имя Каляева тоже ушло из московской топонимики. А стихи этот поэтический человек писал совсем плохонькие. 

Упиралась Каляевская улица в станцию метро «Новослободская». Прекрасно помню открытие станции в 1952 году и острое впечатление от разноцветного искусства: витражей с орнаментами, серпами, молотами и гербами. В пяти минутах от дома — Миусский сквер. С годами расширялся ареал моего распространения — в те годы дети рано начинали путешествовать по Москве, теперь таких малолеток вообще не  выпускают одних на улицу. Мы с подругами совершали дальние путешествия на каток в сад ЦДКА, бывший Екатерининский, в кинотеатр «Экран жизни», добредали до Савеловского вокзала, мимо Бутырской тюрьмы. Туда ходил трамвай. Однажды я видела, как трамвай задавил деревенскую женщину в тулупе. Засело накрепко в  детской памяти: распахнувшийся тулуп, ободранные ноги… лица не видно. Первый мертвый человек, своими глазами увиденный. Незнакомый. Еще были Селезневские бани, полные голых женщин с шайками в зыбком пару. Но туда меня не часто водили, только когда колонка в бабушкиной квартире ломалась. 

В бабушкиной коммуналке сохранилась ванная комната, там стояли старинная на львиных лапах ванна и фарфоровый умывальник в мелких трещинках по розовым хризантемам. Такого ни у кого не было! Двор был полубарачный, но с несколькими полуприличными домиками в обширном дворовом пространстве. Настоящие бараки находились метрах в трехстах, ближе к 4-й Тверской, к Миусам, назывались они Котяшкина деревня. Мне туда ходить не разрешали, но они притягивали своей запретностью. Какие чудесные блуждания, расширение маленького мира и изменение масштабов! Немного страшно было заблудиться, но отчасти этого и хотелось: пережить еще и еще раз ужас (а вдруг я заблудилась навсегда?), а затем и счастье узнавания родной местности; до сих пор люблю заблудиться в незнакомом городе, правда, теперь уже с картой в руках… 

Одним своим боком Котяшкина деревня выходила к зданию Высшей партийной школы. До революции там был народный университет Шанявского, очаг культуры. ВПШ была центром притяжения европейской коммунистической молодежи. А  также она притягивала местное женское население «коммунистическими женихами». Особо ценились итальянцы. Моя подруга Люба встретила свою судьбу именно на Миусах, на нашем излюбленном скверике. По сей день навещаю эту счастливую парочку в Милане: Джузеппе довольно быстро охладел к коммунистическому движению, стал левым журналистом, а Люба — профессором Миланской академии художеств. Еще две девочки из моего класса удостоились заграничной брачной карьеры: одна вышла за шведа, другая за чеха… Сейчас в бывшем коммунистическом питомнике расположился РГГУ. 

В местах моего детства география не отделена от истории, а  история от биографии. В  районе Миус и близлежащих улиц, в частности, Лесной улицы, располагалась когда-то огромная дровяная торговля. Сюда привозили лес в разных видах — и для отопления домов, и  для строительства. Я помню последний дровяной склад возле Котяшкиной деревни. Начальствовал там старый огромный еврей по фамилии Купершмит — он приходил к моему прадеду обсудить животрепещущую проблему сватовства: у  него была такая же огромная, как он сам, дочь, которую давно пора было выдавать замуж, но не находилось охотников… 

Нет дровяного склада. Нет Котяшкиной деревни. Но еще доживает свою поникшую жизнь Миусский скверик. Уже без фонтана, без карликовых японских акаций на газонах. Ушла Москва, которую мало кто помнит. Любить Москву все труднее и труднее: моя детская родина почти полностью разрушена. В современном городе не нужны больше москательные и керосиновые лавки, дровяные склады и столетние магазины с кафельной бело-синей плиткой, как в Филипповской булочной или в Курниковом магазине. Не нужны и не возможны. Все заменил супермаркет. Многоэтажка. Спортклуб вместо дворового катка. Нет ни стекольщиков, ни прачек, нет дворников и старьевщиков. Но есть работники ЖКХ и магазины секонд-хенд. И нас, старых жителей Москвы, тоже уже почти нет.

Самое популярное
Наш город
Объем столичных закупок у малого бизнеса за полгода превысил 317 млрд рублей
Это на 32% превышает показатель аналогичного периода 2023 года
Городская недвижимость
Банк России займет все офисы в новом квартале на «Белорусской»
Эксперты оценили сделку ВЭБа и ЦБ в исторической части столицы
Свободное время
От классики до джаза: «Зарядье» примет масштабную музыкальную программу
В рамках проекта «Культурный город» выступят отечественные и зарубежные артисты
Наш город
Городские службы Москвы перешли в режим повышенной готовности из-за непогоды
Дождь с грозой и ветром сохранятся в столице до конца дня
Наш город
Выставка к юбилею Московского зоопарка и артефакты XIX века – хорошие новости
Только положительные события в завершение недели
Наш город
В Москве появятся 30 современных центров женского здоровья
В столице разработали первый клиентский путь ведения беременности
Свободное время
Спорт, музыка, угощения: что ждет гостей проекта «Лето в Москве» в эти выходные
20 и 21 июля несколько улиц в центре столицы станут пешеходными
Свободное время
Куда пойти в выходные 20–21 июля
Самые интересные события в Москве
Наш город
Собянин: на платформе i.moscow зарегистрированы уже более 185 000 пользователей
Свыше 7300 компаний и ИП получили помощь через столичный сервис
Свободное время / Интервью
Владимир Перельман: «В Европе такого сервиса, как в Москве, нет»
Как русский ресторатор открывал парижское бистро в Лиссабоне
Москва 2030
Что гарантирует москвичам стратегия развития соцзащиты до 2030 года
Столица совершенствует меры социальной поддержки жителей города
Москва 2030
Куда пойти на форуме-фестивале «Территория будущего. Москва 2030»
Мероприятия пройдут в столице с 1 августа по 8 сентября
Москва 2030 / Интервью
Евгений Козлов: «Единственное, чего нет в Москве, – это моря»
Председатель комитета по туризму города Москвы о том, как столица и туристическая отрасль делают ожидания от города оправданными
Москва 2030 / Интервью
«Развитие технологий сегодня – это залог успешного завтра»
Топ-менеджеры «Трансмашхолдинга» рассказали «Ведомости. Москва – 2030» о планах по улучшению подвижного состава для Центрального транспортного узла
Москва 2030
Столица – лидер среди российских городов по уровню цифровизации
100% массовых социально значимых услуг полностью переведены в электронный вид и доступны в любое время