Жить Надеждой

В обществе вспыхнул интерес к наследию и личности русского модельера Надежды Ламановой. И новая выставка в «Зарядье» – тому подтверждение

В 2021 году исполнилось 160 лет со дня рождения выдающегося русского модельера Надежды Петровны Ламановой. Женщины деловой, хваткой – достаточно сказать, что в 24 года она открыла ателье, а на рубеже XIX и XX веков стала поставщиком российского императорского двора!

Тогда же Ламанова начала создавать костюмы для Московского Художественного театра, в котором она и проработала до конца своих дней.

Попутно Надежда Ламанова делала костюмы для кино, продолжала создавать одежду и развивала модную индустрию нашей страны. В частности, при ее участии были основаны первые швейные школы Советского Союза, Мастерская современного костюма и др. 

«Вклад Надежды Ламановой как в российскую, так и в западную моду очень серьезен. Именно она одной из первых озвучила принципы минимализма и следования природе материала. Она создавала наряды, во многом предвосхищая парижскую моду, – рассказывает историк моды и коллекционер Мэган Виртанен. – Еще до революции Ламанова начала первой в России шить бескорсетные платья, а также сценические костюмы, не препятствующие свободе движения. Но в 1930-е изменилась мода, идеи Ламановой утратили популярность, и имя ее было забыто вплоть до 1990-х годов, когда были предприняты попытки возродить память о русских модельерах (например, с 1994 года Дом моды Вячеслава Зайцева стал проводить Конкурс дизайнеров имени Надежды Ламановой. – Прим. ред.)».

Сегодня имя Ламановой все чаще становится предметом исследований. Так, в настоящее время в Москве проходит выставка «Ламанова. Русский дресс-код», организованная парком «Зарядье» совместно с музеем МХАТ.

МХАТ предоставил для выставки различные костюмы, созданные  Надеждой Ламановой к спектаклям, в частности, к постановке «Анна Каренина» 1937 года. Также среди экспонатов платье, сшитое для актрисы Нины Сластениной, и четыре платья дам из сцены «У Бетси» и «На скачках». 

Помимо театральных нарядов осетители увидят и 3D модели костюмов, придуманных Надеждой Ламановой и Верой Мухиной для разных проектов. Мультимедийная часть экспозиции знакомит посетителей с работамиЛамановой в театре, рассказывает об опыте работы в кино, в том числе с Сергеем Эйзенштейном и Григорием Александровым.. 

Тем не менее многие десятилетия имя модельера было незаслуженно забыто.

«Александр Васильев на открытии выставки «100 лет моды в России» сказал мне одну горькую вещь: «Мы кричим, что любим моду, а захоронение Ламановой в запущенном состоянии, и никому нет до этого дела», – вспоминает Вера Радвила, одна из главных подвижниц Ламановского движения в России..

Эти слова подтолкнули Веру к тому, чтобы найти в интернете информацию по захоронению и отправиться на его поиски на Ваганьковское кладбище.

«И я нашла. Прибралась там, сделала фотографии и разместила в соцсетях публикацию с призывом к людям благоустроить захоронение в преддверии юбилейного года», – говорит Радвила. 

Но захоронение – лишь вершина айсберга. «Биография и творчество Надежды Петровны ничтожно мало изучаются, хотя все документы находятся в открытом доступе в архивах», – сетует Радвила.

Чтобы исправить эту несправедливость, она создала виртуальный музей – nlamanova.ru. Там со временем будет представлена полная информация о русском модельере: биографические очерки, фильмы, фотографии, эскизы... Работа по поиску информации ведется постоянно, и уже многое удалось прояснить.  

«Ламанова была из обедневшей семьи военного, старшей из пяти дочерей. Едва окончив гимназию, она уехала одна в Москву, – рассказывает Вера Радвила. – Георгий Леман, друг Ламановой, пишет в своих мемуарах, что она «ушла из семьи» и открыла мастерскую в одном из самых престижных районов Москвы конца XIX века.

Файдыш-Воронина, современница Ламановой, также владевшая ателье, вспоминала, что Ламанова за простейшее платье брала 500 рублей, а Леман далее в своих мемуарах отмечает, что «огромен был и доход ее — мастерская давала до 300 тыс. руб. в год».

Между тем успех Надежды Петровны заключался не только в ее предпринимательской жилке, но в первую очередь в новаторстве.

«Она фактически первой из модельеров заговорила о разграничении художественной и ремесленной составляющих в создании костюма. А ведь по такому принципу сегодня строятся все дома мод и бренды, – рассуждает Вера Радвила. – Нельзя не отметить находчивость и оригинальность мышления Надежды Петровны, которая умудрялась создавать шедевры из неожиданных материалов: полотенец, одеял, рогожи, хлебного мякиша, дерева, – а потом с этими же работами завоевала Гран-при на Всемирной выставке 1925 года в избалованном традиционной роскошью Париже». 

У Надежды Петровны не было детей, что осложняет биографические исследования.

«Но иногда нужные документы «приходят» из самых неожиданных мест, – рассказывает Радвила. – Например, в Экономическом архиве обнаружилась часть личного фонда Мухиных-Замковых, в котором хранятся письма скульптора Веры Мухиной Надежде Ламановой, а также фотографии Мухиных-Замковых на даче у Ламановой на Сходне».

Благодаря исследованиям удается распутать клубок исторических нитей. «Это как детектив! Например, долгое время под вопросом находился эпизод из фильма «Молчи, грусть, молчи» с Верой Холодной в главной роли, прожолжает Радвила. – По слухам, эпизодическую роль портнихи, которая приезжает домой к главной героине, исполнила Ламанова. И доказательство этому нашлось не так давно: историк моды Александр Васильев, который общался с дочерью Веры Холодной, Евгенией, подтвердил, что она в своем рассказе о съемках фильма описала этот эпизод».

Практически каждый день выясняются новые подробности о жизни Ламановой, и одно из открытий – печальное.

«Долгое время я терялась в догадках, какими были последние мгновения жизни Надежды Петровны. И вот мне попало в руки письмо Марии Терейковской (младшей сестры Ламановой), адресованное Вере Мухиной, из которого следует, что 15 октября 1941 года Ламанова поехала в театр, по пути домой ей стало плохо, она упала и умерла на руках у Терейковской... А за несколько дней до этого театр покинули последние грузовики, увозившие в эвакуацию актеров и багаж… Надежду Петровну похоронили рядом с мужем Андреем Каютовым на Ваганьковском. На похоронах были только самые близкие…»

(Из архивов «Как потратить», с дополнениями)