Как адаптируют детей после тяжелых заболеваний

Спецкор «Пятницы» посмотрела, как создается первый реабилитационный центр под Владимиром

«Мы тут делаем мультфильмы, спектакль, стреляем из лука, а я особенно жду верховую езду»

Детский лагерь «Шередарь» на первый взгляд ничем не отличается от любого другого. Подъем, завтрак, творческие мастерские. Разве что детей в недельной смене немного – всего 25. А вожатых, наоборот, побольше: на каждого приходится два-три ребенка. Живут они в доме отдыха во Владимирской области. Но это только потому, что на собственной территории лагеря в паре километров отсюда еще не закончено строительство.

Главное, пожалуй, что заметно сразу, – примерно треть детей здесь с физическими особенностями. «Шередарь» – реабилитационный лагерь для тех, кто перенес онкологические или другие серьезные заболевания, требующие долгого и сложного лечения. Он создается при поддержке фонда «Подари жизнь».

В России пока нет ни одного такого реабилитационного центра, но потребность в них немалая, судя по словам участников международной конференции, которую «Подари жизнь» провел перед началом смены (она длится с 17 по 24 ноября).

«Во время длительного лечения наши подопечные общаются в основном с врачами и родителями, – рассказывает административный директор санкт-петербургского фонда «Адвита» Мария Славянская. – Когда они выходят из больницы, то не знают, как общаться со сверстниками и тем более как объяснить им свои физические изменения – например, отсутствие ноги или руки. Многие не просто замыкаются, у них развивается клиническая депрессия».

Директор немецкого реабилитационного лагеря Waldpiraten Camp Крис Мэйер отмечает еще одну типичную проблему. «Долгое время полагаясь на опыт врачей и родителей, дети теряют уверенность в себе, избегают принимать решения, – говорит Мэйер, – поэтому одна из главных задач в наших программах – вытащить ребенка из привычной ситуации растерянности и беспомощности, повысить самооценку. Дети у нас катаются на горных велосипедах и на каноэ, ныряют и много еще чем занимаются. Наш лозунг – «Вперед, мы сделаем это!».

Организаторы «Шередаря» пригласили на конференцию и собственно на смену эксперта сети реабилитационных лагерей International SeriousFun Children's Network Терри Дигнана из Нью-Йорка, чтобы он помог создать здесь работающую систему. «Во время трехдневного тренинга, который Терри проводил для нас перед сменой, – рассказывает вожатая лагеря, студентка Курского медуниверситета Маргарита Смолянова, – некоторые испугались сложностей и засобирались домой. Но, посмотрев в интернете видео из лагерей SeriousFun, решили все-таки попробовать».

«Здесь гораздо разнообразнее, чем в обычном лагере, – считает 13-летняя Оля. – Мы тут делаем мультфильмы, спектакль, стреляем из лука, а я особенно жду верховую езду. Но даже не это главное. Утром тут не обязательно вскакивать по сигналу, а можно поваляться. Мы не просто ходим гулять группой каждый день, вожатые постоянно придумывают какие-то игры, разрабатывают, например, маршруты прогулок, и мы бегаем – ищем задания».

По словам Алены Голяновской, которая, будучи волонтером «Подари жизнь», ездила с детьми в реабилитационный лагерь в Ирландии, маршруты прогулок и подобные штуки могут быть придуманы и сделаны буквально на ходу, главное – помнить, что ты имеешь дело с детьми и им должно быть весело. «Главная ошибка начинающего волонтера – относиться к нашим подопечным прежде всего как к больным, – говорит Алена. – Тогда волонтер начинает жалеть их и начинает опекать, даже когда этого не требуется. К нам приезжают прежде всего дети. Если им весело, если они себя нормально здесь чувствуют, дети перестают бояться, пробуют то, на что не решились бы еще неделю назад».

В спортзале Терри с волонтерами учат детей стрелять из лука. Четверо подростков пытаются попасть в мишени, две девочки ни в какую не соглашаются даже встать с диванчика: сидят, фотографируют. Вдруг после очередного приглашения одна девочка вскакивает и нерешительно застывает на месте. Помолчав, заявляет: «Просто надоело сидеть». Маргарита Смолянова берет девочку под руку и, болтая о чем-то, идет с ней к столу, где лежат луки, стрелы и защита для рук. Девочка опасливо трогает инвентарь, даже берет в руку лук, но быстро кладет его на место и возвращается к диванчику. «Понимаете, одному ничего не стоит вскочить на лошадь и поскакать, – говорит мне Смолянова, – а мне, например, вчера было страшно даже погладить ее большую морду. Не важно, кто здесь решился стрелять, а кто просто подержать лук в руках. Главное – они это делают».

По словам Терри, не важно, чем конкретно будут заниматься дети в реабилитационном лагере, не так важно и его материальное оснащение. Несмотря на то что в России люди с тяжелыми заболеваниями и инвалиды живут в большей изоляции, чем в европейских странах и Америке, Терри считает, что специальной программы разрабатывать для нас не нужно: чем больше будет реабилитационных лагерей, чем больше волонтеров примут участие в их работе, тем лояльнее станет общество в целом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать