«Наша задача – стать лучшим отелем Санкт-Петербурга»

Генеральный менеджер Lotte Hotel St. Petersburg Уве Кунц рассказывает, чем будет выделяться новый петербургский отель и почему президентский люкс в нем будет стоить 2 млн рублей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

У корейской Lotte Group долгая история отношений с Россией. Даже более длительная, чем дипломатические отношения России и Южной Кореи: первые были установлены только в 1990 г., а Lotte стала одним из спонсоров олимпийской команды СССР еще в 1988 г., рассказывал в интервью «Ведомостям» председатель правления Lotte Group Шин Донг Бин. В 2017 г. присутствие Lotte в России стало еще заметнее. В начале года группа объявила об учреждении литературной премии «Лицей» для молодых авторов (награды вручали на Красной площади в день рождения Пушкина 7 июня), а летом в Санкт-Петербурге начал работу второй российский отель Lotte. Первых гостей частично готовый отель принял в дни Петербургского экономического форума, а затем вновь закрылся, чтобы завершить все отделочные и строительные работы. Официальное открытие назначено на 15 сентября.

Lotte Hotel St. Petersburg — первый отель Lotte в историческом здании. Гостиница стоимостью $120 млн расположена в своеобразном кластере пятизвездочных отелей — на Исаакиевской площади, по соседству с «Англетером», «Асторией», W Hotel и Four Seasons. Генеральный менеджер Lotte Hotel St. Petersburg Уве Кунц считает, что у отелей есть общая цель – совместное развитие города. Долгая история конкурентов в Петербурге Кунца не пугает – он хочет сделать Lotte отелем номер один в Санкт-Петербурге. Как именно он будет решать эту задачу, Кунц рассказывает в интервью «Ведомостям».

— В Санкт-Петербурге немало высококлассных отелей, только на Исаакиевской площади, в непосредственной близости от вас — четыре. Каким вы видите место Lotte на отельной карте города?

— Быть лучшим отелем Санкт-Петербурга.

— Вот так сразу? И когда вы планируете реализовать эту цель, учитывая количество ваших близких — в буквальном смысле — конкурентов?

— Мы очень хорошо о них осведомлены. Мы готовы к серьезной работе и, конечно, понимаем, что рынок непростой. Но задача, которую я сам ставлю перед собой и которую я обсуждал с руководством группы, — это стать лучшим отелем Санкт-Петербурга. Это непростой путь. Часть его — строительство — мы уже прошли. Вторая большая задача — чтобы сработал человеческий фактор, это означает, что надо набрать лучшую команду. Но у нас есть и козыри, например расположение.

Лучшие отели России 2016 г. по версии World Travel Awards

— Разве в вопросе расположения вы не в равных условиях с основными конкурентами, которые находятся тут же, на Исаакиевской площади?

— Говоря об удачном расположении, я в первую очередь имею в виду уникальность здания. Это историческое здание, здесь жил Джон Куинси Адамс, первый посол США в России, который потом стал шестым президентом США.

— Петербург не поразишь знаменитыми постояльцами: в «Англетере» останавливался Есенин, про Дом со львами [в котором сейчас расположен отель Four Seasons] писал Пушкин, может быть, и бывал там.

— Так там просто бывал, а у нас — жил и работал. Мало ли, кто где был (смеется). Так вот. Сегодня к нам заходил посол США в России Джон Теффт, посмотрел отель, выпил кофе, мы сделали фото у памятной таблички на фасаде здания. Он много раз останавливался у наших конкурентов, ему есть с чем сравнивать, и он высоко оценил то, что увидел.

— То есть можно предположить, что с американским рынком у вас даже сейчас все будет хорошо?

— Я понимаю, что вы имеете в виду, но я не политик и не хочу что-то обсуждать с этой точки зрения. Скорее, я хотел подчеркнуть, что для посла, как для официального лица, значим исторический статус нашего здания — он его понимает и ценит. И это действительно то, что отличает нас от конкурентов. Это первое. И второе — мы абсолютно новый отель. Мы заботливо сохранили исторические стены и фасад здания, они остались. А внутри все абсолютно новое.

— Но если все-таки вернуться к разговору об Исаакиевской площади как о средоточии пятизвездочных отелей. Какими вы видите плюсы и минусы такого расположения?

— Я думаю, мы прекрасно вписываемся в ландшафт города и прекрасно его дополняем. Я встретился со всеми генеральными менеджерами пятизвездочных отелей города, и важно ведь, что мы не только конкуренты. У нас есть общая цель — развивать город. И только вместе, работая в разных брендах, каждый из который дополняет Санкт-Петербург, мы можем это сделать. Город уже стал горячей туристической точкой, и вместе мы можем сделать его еще более привлекательным для туристов. Мы были приглашены в комитет по развитию туризма Санкт-Петербурга, нас очень тепло приняли, мы решили, что можем встречаться раз в месяц и обсуждать, чего не хватает городу, чтобы развиваться, дискутировать о наших насущных проблемах, о вопросах, связанных с парковкой, уборкой мусора, визовым режимом. И мы можем все это решить — не если, а когда, я бы так сказал. Отлично, что власти вовлечены в эти вопросы и наши насущные проблемы и готовы помогать.

— А в Москве не так?

— В Москве тоже так, но я не знаю, до руководства какого уровня. Например, сейчас вопросами туризма в мэрии занимается Константин Горяинов. Я хорошо его знаю, он раньше работал в гостиничной индустрии, был генеральным менеджером разных отелей. Когда он занял новую должность, то стал встречаться с представителями индустрии, проводить собрания с нами, устраивать мероприятия по продвижению Москвы как туристического направления — например, организовывал участие в выставках. В одной из таких, IBTM World в Барселоне, я сам участвовал. И это очень большое и важное дело — полностью его идея. И я очень поддерживаю такие начинания, это то же самое, что делаем мы здесь в Санкт-Петербурге.

— Если вы планируете сделать Lotte лучшим отелем Санкт-Петербурга, означает ли это, что он станет самым дорогим отелем города?

— Чтобы быть лучшим отелем, не нужно быть самым дорогим отелем. Конечно, наши цены будут ценами люксового сегмента. Но сами по себе высокие цены не дают ни репутации, ни лояльности гостей, ни даже узнаваемости на рынке.

— Почему же? Многие клиенты, и в России в том числе, очень любят высокие цены — раз стоит дорого, значит, оно того стоит, многие так рассуждают.

— Верно. Высокая цена говорит, что продукт хорош, но не означает, что он лучший. Мы хотим найти баланс. Конечно, много гостей у нас будет из московского Lotte, это не секрет. И наоборот. Поэтому наши цены будут на уровне московского отеля.

— В московском Lotte королевский люкс стоит больше миллиона. А у вас?

— Два миллиона рублей.

— Если я правильно понимаю, это будет самый дорогой номер в Санкт-Петербурге?

— Да.

— Очень высокая планка.

— Вы спросили стоимость, я вам ее назвал. Конечно, я мог бы ответить, что это закрытая информация, что цена разнится в зависимости от сезона, загрузки отеля, ситуации на рынке. Но я отвечаю прямо.

Строительные работы

— Во сколько обошлось строительство отеля?

— В общей сложности $120 млн. Это серьезно (говорит по-русски).

— Как проходил процесс согласования строительства, учитывая исторический статус здания? И в целом то, что Lotte приобрела для отеля именно историческое здание, это случайность? Или группа целенаправленно хотела именно в Санкт-Петербурге открыть отель в историческом здании?

— Когда группа Lotte купила это здание у предыдущего владельца, компании «Файф стар», процессы получения разрешения прошли достаточно быстро. Мы построили пятизвездочный отель на 150 номеров в центре города за два года. Это очень здорово, огромное достижение. А на решения о приобретении здания обычно влияют несколько факторов, это почти никогда не является просто совпадением или удачей. Lotte искала правильное здание, правильное место, это не дело двух дней. Когда здание нашлось, начался процесс получения разрешения на его покупку и строительство в нем отеля. И это огромное достижение группы.

— В процессе строительства приходилось пересматривать важные задумки и решения? Были ограничения, которые накладывал исторический статус здания?

— В целом мы реализовали задуманную концепцию от «а» до «я». Конечно, в процессе строительства всегда находится что-то, что приходится менять по ходу, но глобальных отступлений не было. С самого начала мы хотели 150 номеров, и в результате так и вышло. И подземная парковка, и спа-центр — все эти проекты реализованы. Разве что в дизайне что-то было изменено, но только мелочи — подушки, например, выбрали другого цвета.

— Сейчас отель в Санкт-Петербурге — единственный отель Lotte в историческом здании. Это придает ему особенный статус внутри группы?

— Да, конечно. И конечно, это означает особенное внимание Lotte к российскому рынку. Иначе зачем затевать такой сложный проект? Кстати, в следующем году в России появится третий отель Lotte — в Самаре. Его владелец сейчас наш гость, я с ним встретился, познакомился, обсудил, как идет строительство. Уверен, тоже будет лучшим отелем в городе, Самара — важный проект для Lotte.

Москва — Петербург

— Как будет строиться взаимодействие с московским Lotte?

— Конечно, мы будем работать совместно. Будут общие программы для гостей, которые хотят посетить и Москву, и Санкт-Петербург. Это тоже одна из причин, по которой Lotte открывает второй, а затем и третий отель в России — вместе работать проще. Сейчас, когда мы в процессе открытия, нам помогает команда из московского Lotte — ресторанная служба, служба приема и размещения. Все наши петербургские коллеги ездили в Москву на тренинги. Но очень важно сохранить баланс: должен чувствоваться дух Lotte, облик отеля должен быть узнаваемым, но при этом должны угадываться различия между московским и петербургским отелями. Например, дизайн отелей схож: и там, и там лобби облицованы мрамором. Но московский отель — в новом, а здесь — в историческом здании. И этот нюанс передан. Может быть, за счет того, что дизайн нашего отеля более деликатен.

— Да, в дизайне московского отеля много нарочитой роскоши, например золотой отделки. У вас гораздо меньше.

— Да, такой стиль любят в Корее. Но у нас действительно золота намного меньше, чем в Москве. Мы рассчитываем на разные рынки — американцев, европейцев, корейцев, поэтому выбрали для номеров классический дизайн с деликатным азиатским акцентом.

— Шеф-повар вашего отеля — россиянин. Почему решили пригласить на эту должность Анатолия Иванова, а не титулованного шефа — международную звезду?

— Очень просто — нам была важна высокая квалификация. Анатолий из Санкт-Петербурга, у него прекрасное резюме, он отлично знает рынок. В нашем японском ресторане, конечно, будет шеф-японец, Бан Мунечика — президент Ассоциации японских шеф-поваров России. Но в целом в отеле будет кухня с местным акцентом — бефстроганов, борщ. Поэтому нам не нужен шеф-иностранец. Я считаю, люди не приезжают в Санкт-Петербург, чтобы пробовать итальянскую или французскую кухню. Зачем? Итальянцы и французы могут есть итальянскую и французскую еду у себя дома, когда они приезжают в Санкт-Петербург, они хотят пробовать русскую кухню.

— В московском Lotte есть итальянский ресторан, причем звездного шефа — Карла Кракко. Получается, вы пока не планируете следовать их примеру?

— Вопрос не в том, что открыть ресторан с мишленовским шефом. Вопрос ведь в том, чтобы каждый вечер его наполнять. Не думаю, что в отеле нужен пустой ресторан, который работает только ради вывески с громким именем. Но мы только открываемся, поэтому я не исключаю, что в будущем ресторан с мишленовским шефом может появиться.

Корпоративная культура

— Ранее вы работали в Hilton и Marriott. Как вы приняли решение перейти в Lotte — корейский холдинг с совершенно иной корпоративной культурой?

— Это на самом деле серьезный вопрос, и я дам на него серьезный ответ. Это был шанс. Я очень долгое время работал на Hilton, четыре раза открывал отели, и я хотел начать работу в сегменте по-настоящему люксовых отелей. Затем со мной связались Lotte, чем я был очень удивлен, потому что знал, сколько высококвалифицированных генеральных менеджеров претендовали на эту должность. И на собеседовании мне задавали вопрос, есть ли у меня опыт работы в корейских компаниях, я ответил, что нет. Но я буду рад учиться и рад, что у меня впереди будет серьезная цель. Как мне показалось, [президент и генеральный директор АО «Лотте Рус»] господин Янг Сок оценил этот ответ, прежде всего потому, что он был честным, коротким, четким. Я не стал ничего придумывать, но сказал, что могу быть гибким и быстро адаптироваться.

Когда открылся московский Lotte — это был огромный прорыв. На рынок пришел новый бренд, который никто не знал, и сейчас это один из лучших отелей Москвы. Может быть, не все там были или останавливались, но все про него слышали. И это действительно впечатляет. Это первая причина.

А вторая: восточная философия — очень интересная философия. Акцент в ней делается не только на том, что ты делаешь, но и на твоем отношении к работе. Сколько людей любит свою работу? А в отеле очень много людей, которые занимаются не такой уж интересной работой — моют посуду, убирают номера. И тяжело делать такую работу, если к ней совсем не лежит душа. Ее не обязательно «любить», но то, что ты делаешь, должно быть в радость, в удовольствие. Это основа. Если работаешь только для того, чтобы оплачивать счета и ежемесячные расходы, работа не будет успешной.

— Как найти таких людей? И в Москве, и в Санкт-Петербурге?

— Это в первую очередь личное отношение и личный контакт. Когда я набирал команду, я лично встречался с каждым, кто приходил на собеседование — с каждый официантом, с каждой горничной. Очень важно видеть, что за человек перед тобой, кто он, какая у него мотивация. Важно понять, что он ждет, какие у меня ожидания и есть ли точка, где наши ожидания пересекаются. Один из вопросов, которые я задавал, — «в какой момент вы стали рассматривать индустрию гостеприимства как то, чем вы хотите заниматься?». В какой-то момент — у одних это случается раньше, у других позже — все, кто сможет работать успешно, понимают, что хотят заниматься именно этим. Еще один вопрос — «что для вас гостеприимство?». У человека должны быть ответы на эти вопросы, если он хочет работать в индустрии.

— И вы нашли таких людей? Считается ведь, что на начальные должности идут только для того, чтобы заработать денег, мало кто думает о призвании или удовольствии.

— Да, это очень сложно, это наша самая большая проблема. Но это не только в Москве или Санкт-Петербурге проблема, это во всем мире так. И не только в отельной индустрии.

— Вы успели поработать в отелях разных брендов. В чем, на ваш взгляд, специфика Lotte?

Это человеческий фактор. Все компании, в которых я работал, и многие другие очень хороши, уважаемы. Но Lotte отличает философия, отношение к людям — и к тем, кто работает в отеле, и к гостям. Например, мы не называем тех, кто останавливается у нас или просто приходит в отель, гостями, мы называем их своей семьей. Все, кто пересекает порог Lotte, становятся частью большой семьи Lotte. Это совсем другое отношение, и мы в Lotte действительно в это верим. Может быть, я рассказал вам уже слишком много секретов, но это честный ответ на ваши вопросы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать