Статья опубликована в № 3897 от 18.08.2015 под заголовком: Совесть на зарплате

В кризис выросла роль внутренних аудиторов во многих российских компаниях

Но их работе до сих пор мешают коррупция, воровство и зависимость от руководства

Вкризис нескончаемая серия крахов российских банков показала, что их службы внутреннего аудита не были слишком самостоятельными. Во многих из них были явные злоупотребления со стороны акционеров и топ-менеджеров, но трудно вспомнить случай, когда крах банка был бы предотвращен передачей информации от службы внутреннего аудита банка в правоохранительные органы, размышляет Игорь Беликов, член совета Института внутренних аудиторов России (ИВА). Вряд ли, говорит он, проверяющие службы в этих банках были настолько непрофессиональны, что не видели проблем. Просто рынок внутреннего аудита в России все еще так мал, что аудиторы часто боятся пойти наперекор начальству, опасаясь получить волчий билет, что сделает сложным для них поиск сопоставимой по масштабу и доходу работы.

Зависимые априори

По данным последнего исследования PwC, 80% российских служб внутреннего аудита считают, что в стратегических проектах им обязательно нужна поддержка руководства. В глобальном опросе PwC этот пункт оказался для респондентов не столь важным.

Состояние службы внутреннего аудита зависит от системы корпоративного управления компании, ведь внутренний аудит – ее часть, говорит на это Юрий Жеймо, экс-председатель совета ИВА и директор по внутреннему аудиту «Мегафона». А чтобы служба функционировала нормально, в мировой практике давно разработаны соответствующие механизмы внутреннего корпоративного контроля: обеспечение независимости через назначение руководителя службы советом директоров, утверждение плана работы службы и рассмотрение ее отчетов. Именно так, утверждает Жеймо, организована работа службы аудита в «Мегафоне».

А Александр Павлов, глава службы внутреннего аудита «Башнефти», знает, что в крупных российских компаниях, так же как и в западных, служба внутреннего аудита чаще всего подчиняется совету директоров, который и выступает заказчиком аудита. Эти положения отражены в рекомендациях Росимущества и требованиях листинга ММВБ. В «Башнефти», например, функциональная подчиненность совету директоров закреплена в недавно утвержденном положении о внутреннем аудите.

Ловушка для аудиторов

Многие крупные российские компании пытаются сейчас правильно выстроить работу своих служб внутреннего аудита. В кризис собственникам важно минимизировать риски и правильно перестроить бизнес.

Да и государство в лице Росимущества в последнее время всерьез озаботилось проблемами управления рисками и создания стандартов внутреннего аудита в госкомпаниях, говорят эксперты. Однако, учитывая особенности российского рынка, многие аудиторы по-прежнему попадают в ловушку: они с удовольствием пишут рекомендации и занимаются консалтингом, но значительно реже реально контролируют исправление выявленных ошибок, замечает Сергей Кудряшов, руководитель группы услуг в области внутреннего аудита EY.

К устранению ошибок аудиторов зачастую даже не допускают. Более того, чаще всего аудитор и не знает о целях руководства, говорит Ирина Балбекина, в прошлом внутренний аудитор двух компаний, а ныне финансовый директор производственного подразделения мебельной фабрики «Бюрократ» (бренд Merlion). «Тебе дают задание кого-то проверить, но ты не знаешь, как руководство использует информацию, которую ты предоставишь», – говорит она.

Заказчик всегда прав

В российском бизнесе внутренний аудит – это, по сути, финансово-хозяйственный контроль, который чаще всего проводится с целью понять, воруют ли менеджеры, почему у компании мало доходов и что можно оптимизировать, рассказывает Константин Семенко, партнер юридической консалтинговой компании «Холдсвей». Однако главный вопрос – в том, кто заказчик аудита. Когда в компании только один собственник, он заинтересован в чистоте проверки, так как хочет повысить эффективность своего бизнеса. Но часто бывает и так, что в компании множество собственников, да еще один из миноритариев работает гендиректором и в сговоре с менеджментом ворует у других владельцев.

Чем полезен внутренний аудитор

60 % компаний отметили, что сейчас занимаются реформированием бизнеса, говорится в исследовании PwC. Поэтому большинство внутренних аудиторов анализируют проблемы компаний, чтобы они изменились к лучшему. 56% служб внутреннего аудита вносят предложения по повышению эффективности бизнеса

Аудитор, как правило, завязан на менеджмент и ничего не может сделать с коррупционными схемами, поясняет эксперт. Именно поэтому в России, добавляет он, в 70% случаев внутренний аудитор превращается в фигуру, существующую в компании для ширмы. «Так будет продолжаться, пока на уровне государства не начнется координированная борьба с коррупцией. Хорошо, конечно, что Росимущество выпустило документы о построении системы внутреннего аудита в компаниях. Но без дальнейших мер все это останется только на бумаге», – говорит Семенко.

А Беликов из ИВА замечает, что процесс развития внутреннего аудита в России тормозится еще и тем, что за последние 10 лет появилось множество компаний, которые поднялись за счет получения заказов от государства и госкомпаний. «Действия их основных акционеров и топ-менеджеров будут скорее всего направлены на то, чтобы выйти из кризиса за счет помощи своих государственных партнеров. Внутреннему аудиту здесь будет отведено небольшое место», – говорит эксперт.

Кризис помогает

И все же кризис толкает многие компании к совершенствованию своей системы аудиторских проверок, свидетельствуют эксперты. «В кризис наметился четкий тренд большей ориентации на риски и попытки трезво их оценить. Компании уходят от традиционного контроля, который предполагал оценку прошлых ошибок. Они пытаются оценивать будущие риски», – говорит Кудряшов из EY. Опрос PwC подтвердил, что 64% служб внутреннего аудита российских компаний концентрируют свои усилия именно на рисках.

Помимо всех прочих рисков в кризис из-за падения уровня жизни сотрудников отмечается рост коррупции и хищений, замечает Александр Долгополов, руководитель службы внутреннего контроля СУЭК. В его компании службе внутреннего аудита часто помогает служба безопасности, которая сообщает о нарушениях. Служба аудита анализирует ситуацию и предоставляет менеджменту свои рекомендации. Обычно отчет читает совет директоров или гендиректор. Долгополов не говорит о конкретных случаях сотрудничества аудиторов со службой безопасности. Зато рассказывает, как с помощью службы внутреннего аудита была реформирована работа подразделения по снабжению, повышена эффективность весового контроля отгружаемой продукции и внедрена система автоматического контроля расхода топлива.

Сильная личность

По мнению Долгополова, его подразделение работает эффективно благодаря наличию в компании четкой системы решения проблемных вопросов по итогам проверок. Основным заказчиком является собственник, и руководитель внутреннего аудита может напрямую к нему обращаться. Негативное отношение к аудиту со стороны проверяемых подразделений еще встречается. Но отношение к аудиторам постепенно меняется, чему способствуют результаты их работы.

Однако для успешного функционирования внутреннему аудиту предстоит еще решить кадровую проблему, напоминает Жеймо: недавно ИВА разработал профстандарт профессии внутреннего аудитора, но в российских вузах нет ни одного факультета, который бы готовил таких специалистов, на эту работу идут в основном экономисты и финансисты либо бывшие внешние аудиторы, которые приобретают дополнительные навыки через своих работодателей и тренинговые компании. А Беликов уверен, что ключевые качества внутреннего аудитора не связаны с его базовым образованием. Аудитор должен быть в первую очередь сильной личностью, говорить неприятные вещи в лицо собеседнику, выдерживать психологическое давление и отстаивать свои предложения. Это подтверждает и опрос PwC: 48% российских респондентов подчеркнули, что у внутреннего аудитора должны быть лидерские навыки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать