Статья опубликована в № 1966 от 11.10.2007 под заголовком: От редакции: Померились аршинами

От редакции: Померились аршинами

Переговоры в Москве президентов России и Франции показали, что отношения между странами будут строиться на прагматично-дипломатической основе. Опасения по поводу проамериканской и резко критической по отношению к России позиции Николя Саркози, как и восторги по поводу быстрого сближения его с Владимиром Путиным, являются крайними точками зрения.

Довольно теплое знакомство президентов на июньском саммите G8 затем продолжилось в июле, когда после телефонного разговора между Путиным и Саркози французская компания Total стала партнером «Газпрома» в освоении Штокмановского газового месторождения. В ходе нынешней встречи президенты перешли на «ты», Путин катал Саркози на джипе, они обсуждали свои спортивные пристрастия.

Между тем в ходе предвыборной кампании Саркози критиковал Россию за ущемление прав и свобод, а став президентом, сразу объявил о дружбе с США. Французский президент неоднократно высказывался за ужесточение санкций против Ирана, а совсем недавно обвинил Россию в «брутальной игре нефтью и газом» на мировой арене.

Судя по заявлениям президентов по итогам визита, неприятные вопросы тоже обсуждались, однако никаких результатов, кроме «ощущения, что наши позиции сблизились», не было. Зато более оптимистично были откомментированы вопросы двустороннего экономического сотрудничества.

Количественно Франция среди стран ЕС не самый крупный партнер России, однако товарооборот быстро растет – $13,5 млрд в 2006 г. (на 37% больше, чем в 2005 г.). Президенты говорили о совместных проектах в авиастроении (сотрудничество ОАК и EADS, проект SuperJet-100), автопромышленности (российское производство Renault), космической отрасли (планируются совместные запуски с космодрома Куру) и энергетике (Total в Штокмане, возможное участие французских инвесторов в капитализации «Газпрома» и наоборот). Но Саркози приехал без экономической команды, так что заключение конкретных соглашений не было предусмотрено.

Саркози, по его словам, хотел «понять Россию».

Путин в ответ привел хрестоматийные строчки Тютчева: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить». Можно не сомневаться, что во время ответного визита, если он состоится (Саркози пригласил Путина на космодром Куру «по окончании президентского срока»), Саркози подыщет подходящую цитату из французской поэзии.

Франция традиционно претендует на позицию посредника между Западом и Россией, которую после ухода Шредера потеряла Германия. Поэтому Саркози заранее говорил о желании «разбить лед недоверия», накопившийся в период президентской кампании из-за его правозащитных инвектив в адрес России и стремления улучшить отношения с США.

Французы надеялись, что Саркози, как человек, близкий Путину по возрасту, по отношению к государству и даже по стилистике публичных «неполиткорректных» заявлений (в частности, в адрес участников выступлений осенью 2005 г.), найдет общий язык и наладит отношения с Россией, необходимые для французского бизнеса. Много говорили во Франции и о том, что Саркози, возможно, убедит Путина надавить на Иран в ядерной сфере, на Сербию – в косовской проблеме, уговорит решить газовый конфликт с Украиной и смягчить ситуацию со свободой слова.

Сам Саркози говорит, что «позиции очень сильно сблизились», что длительный диалог за ужином был «глубоким, свободным и спокойным». Однако доверительных отношений а-ля Ширак, скорее всего, не получилось.

Саркози вряд ли станет для Путина «другом Николя». Кстати, Саркози и с Ангелой Меркель перешел на «ты» во время первого же визита, вероятно, ему так удобнее. Вместе с тем Путин и Саркози похожи. Оба культивируют образ «крутого парня» («брутальность России» в устах Саркози – не однозначно плохая оценка), любят отпустить шпильку в адрес собеседника, но при этом готовы к рациональному общению и прагматичным сделкам.

Современная внешняя политика России и Франции также ориентирована на ряд схожих принципов. Голлист Саркози – сторонник национального самостояния и равноудаленности: Франция одновременно со всеми и ни с кем. В международной политике главную роль играет государство и его партнеры, а не многосторонние структуры – этот принцип также близок обоим лидерам.

Можно предположить, что двусторонние экономические связи России и Франции будут крепнуть и развиваться. В принципиальных вопросах внешней политики, таких как Иран или Косово, стороны останутся при своем мнении.

Прагматичность Саркози при этом пригодится России во второй половине 2008 г., когда Франция будет председательствовать в ЕС. Какой-либо рывок в развитии отношений по линии Россия – ЕС вряд ли произойдет до этого, как из-за периода выборов в России, так и из-за гораздо меньшего авторитета в Европе Португалии, председательствующей сейчас, и Словении, которая ее сменит.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать