Статья опубликована в № 2362 от 22.05.2009 под заголовком: Вещь недели: Печать

Печать

Для переутверждения сенатором Людмилы Нарусовой, вдовы друга и учителя Владимира Путина, тувинским парламентариям не хватило сущего пустяка: печатей на бюллетенях. На каждом бланке надо было проставить две печати – нижней и верхней палат верховного хурала. А оказалось по одной.

Официальное объяснение: технический сбой, несогласованность аппаратов двух палат, которые собираются вместе крайне редко – лишь по такому большому поводу. Полуофициальная трактовка: для выбора Нарусовой не хватило голосов, и нашли такую отговорку, чтобы проголосовать повторно через день. Объяснения источников в Кремле: это не просто так, Нарусову гонят из Совфеда.

Процедура подбора члена Совфеда вообще крайне таинственна. Когда назначают министра, всем ясно – это решение премьера и президента, консультироваться с кем-то посторонним им необязательно. Поэтому внезапность назначения очевидна. Но сенатора утверждают – например, в случае с Тувой – около 200 парламентариев двух палат. Каким образом их выбор падает на живущих в тысячах километров от них москвичей или петербуржцев – загадка. Почему представителем Пензы вдруг оказывается бывший замминистра финансов России Андрей Вавилов? А представителем Ямала – банкир Дмитрий Ананьев? Таинственны как мотивы назначения, так и мотивы отказа в таковом: псковичи хотели было избрать сенатором гендиректора «Росбалта» Наталью Черкесову – да вдруг передумали, предпочтя ей молодого политика Андрея Турчака, сына президента холдинга «Ленинец».

Политики давно ломают голову, как сделать процедуру прозрачнее. Институт сенаторов многократно реформировали. Предпоследний вариант был такой: назначать лишь тех, кто родился в регионе или долго в нем жил. Потом уточнили: а также бывших военных. Потом сказали: нет, по-другому. Пусть сперва избираются в местные депутаты, а уж затем возвращаются с повышением в Москву (почему это поможет, никто толком не объяснил). Но и эту реформу отложили на годы.

Видимо, чем загадочнее, тем лучше – и для столичных вершителей судеб, и для местных законотворцев. И, конечно, для крупного бизнеса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать