Мнения
Бесплатный
Андрей Колесников
Статья опубликована в № 2419 от 12.08.2009 под заголовком: Политэкономия: Труженик тыла

Политэкономия: Труженик тыла

За «празднованием» десятилетки Владимира Путина как-то забыли о фигуре, которая все эти 10 лет находилась в его тени и прикрывала тыл. Точнее, гражданскую составляющую тыла – сначала в аппарате правительства, потом на выборах 2000 г. и администрации президента, в «Газпроме». Наконец, на выборах 2008 г. Речь, разумеется, о Дмитрии Медведеве, который вскоре после прихода Владимира Путина к власти естественным образом перетек в Москву – для начала на пост заместителя руководителя аппарата правительства. В книге «От первого лица» было сказано: «Ему вроде бы работать в нашей команде нравится, а кем конкретно – посмотрим».

Окончательный выбор «места в команде» оказался похожим на путинский. Сам Путин в 1999–2000 гг. обеспечивал преемственность власти. Точно такую же роль в 2007–2008 гг. сыграл Медведев. Правда, с возможностью обратного транзита власти к Путину. Оба столкнулись с военно-политическими вызовами, только у одного главы государства это было заложено в программу, а у другого – нет. Что повлекло за собой слом президентской повестки – 2008. Если, конечно, она действительно существовала.

И у того и у другого руководителя имелись обязательства по отношению к предшествующему истеблишменту. И тот и другой старались их соблюдать. Только у второго это получается лучше, хотя политический партер и продолжает напряженно ждать, когда же Медведев перейдет наконец дорогу Путину.

Медведев – командный чиновник с высочайшей штабной культурой. В этом его функция, проверенная 10 годами беспорочной службы. Помимо этого он закрывает собой важную часть электората и трудоспособного населения страны – чиновничество и бюрократию. Это его вторая функция. Он президент прогрессивной, молодой, с модернизированными мозгами, со степенями бакалавров и магистров в области экономики или правоведения, но абсолютно конформистской бюрократии. Он их отражение, типаж «либерала-прагматика» с акцентом на слове «прагматика», каких много на уровне замминистров, начальников департаментов министерств и компаний, молодых специалистов. Все они – важная часть российского общества, до известной степени даже государствообразующая, но не слишком креативная, не склонная к избыточной инициативе и реформаторским «прорывам». Эта «прослойка» политического класса выросла за последние 10 лет – каста стабильности в условиях нестабильности.

У президента бюрократии и стиль работы такой: он принимает решения без общественного или публичного экспертного обсуждения, как это было с президентским сроком или порядком назначения председателя Конституционного суда. И в то же время пытается из президента бюрократии превратиться в президента всех россиян, для чего ведет популярную в народе, теперь уже холодную войну в Южной Осетии. Все это не противоречит той функции тылового обеспечения, которую Медведев играет всю десятилетку – хоть в несостоявшемся ФКЦБ, хоть в Кремле. Эту скучную роль можно играть и следующие 10 лет в рамках стратегии-2020. Может, в стратегии что-то поменять?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать