Открытое письмо адвокатов Магнитского председателю Мосгорсуда

Суд должен быть открытым и честным.
А.Махонин

В ходе научно-практической конференции, прошедшей 10 декабря 2009 г. в Мосгорсуде Вы заявили о том, что арест и содержание под стражей Сергея Магнитского были законными. По Вашим словам, процитированным прессой, арест был обусловлен тем, что «уголовное дело было возбуждено в 2004 г., арестовали его в 2008-м. Налоги не уплачивались в другом регионе.

Дело в 2008 г. забрали в Москву […] человек не стал ходить на допросы, трижды его доставляли принудительным приводом, а когда уже стал покупать билеты в другой город, оформлять визу в Англию - его арестовали" (цитируется по сайту Русской службы ВВС (http://www.bbc.co.uk/russian/russia/2009/12/091210_yegorova_magnitskiy.shtml). Подобное утверждение для нас является более чем странным. Либо Вас намеренно ввели в заблуждение, предоставив недостоверную информацию, либо нам не известны какие-либо факты, известные Вам. Предположить что-то иное в отношении председателя Московского городского суда мы считаем неэтичным. С момента возбуждения уголовного дела в 2004 г. и до 24 ноября 2008 г. Сергея ни разу и ни в какой следственный или судебный орган не доставляли принудительным приводом. Каждый раз, получая вызов к следователю, Сергей по нему являлся. Билеты Сергей в другой город не покупал. Английское посольство официально ответило на запрос адвокатов, что в 2008 г. Магнитский С. Л. документы на оформление визы не подавал и последний раз обращался к ним в 2002 г.

В своем выступлении Вы указали, что, «слава богу, что в Тверском суде было вынесено постановление, где все было подробно написано, и, когда мы его отдали, никаких вопросов ни у кого не возникло». Вероятно, Вы имели в виду постановление Тверского суда от 12 ноября 2009 г., вынесенное судьей Сташиной.

Анализ этого «подробного постановления» показывает, что судья Сташина продлила срок содержания под стражей Магнитского С. Л. до 12 месяцев, т. е. до 26 ноября 2009 г. У нас нет оснований сомневаться в профессиональной подготовке судьи Сташиной, в связи с чем допущенное ею нарушение представляется еще более серьезным. Магнитский С. Л. был задержан 24 ноября 2008 г. Предельный срок содержания под стражей составляет 12 месяцев, и, соответственно, он не мог истекать 26 ноября 2009 г. Судья Сташина, вероятно, даже не изучив представленные ей материалы, просто повторила дату, указанную следователями в своем постановлении.

Судья Сташина, по непонятным причинам задержавшая начало судебного процесса 12 ноября 2009 г. более чем на 5 часов, в течение которых следователем были представлены дополнительные материалы, отказала во всех ходатайствах обвиняемого Магнитского С. Л. и его защиты, направленных на получение возможности ознакомиться с данными материалами, представленными следствием в обоснование необходимости продления срока содержания под стражей, а также на приобщение материалов, подтверждающих позицию обвиняемого и его защиты, и фактически вынудила Сергея отказаться от услуг адвокатов, а потом и от личного участия в процессе. Поэтому все, что написано в этом «подробном постановлении», есть лишь повторение обстоятельств, изложенных следователем, но не подтвержденных объективными доказательствами.

Уважаемая Ольга Александровна, Вы говорите о двух месяцах ознакомления с материалами дела. Вас опять вводят в заблуждение. Ознакомление началось 20 октября 2009 г. и фактически закончилось 11 ноября 2009 г., накануне судебного заседания, поскольку после устроенного судьей Сташиной «процесса» состояние здоровья Магнитского С. Л. ухудшилось настолько, что он не мог долго находиться в следственном кабинете те два рабочих дня, пока он был жив. За 15 рабочих дней, а не двух месяцев Магнитский ознакомился с теми материалами, которые он физически мог осилить в условиях следственного изолятора.

«Суд должен быть открытым и честным. Не бойтесь работать со СМИ. Журналисты хотят вам помочь и сделать это по-доброму. Дайте только нормальный материал. Не надо СМИ рассказывать сказки…» – так Вы говорили 10 декабря 2009 г. Надеемся, что это Ваша принципиальная позиция, которая распространяется и на дело Магнитского С. Л.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать