Статья опубликована в № 2584 от 14.04.2010 под заголовком: Модернизация и демократия: Ориентир: конкуренция

Демократия - не цель, а признак развития

Наиболее тяжелым последствием «сырьевого изобилия» для российской экономики является формирование низкоконкурентной среды; низкая эффективность несырьевых секторов, в свою очередь, увеличивает зависимость от торговли ресурсами. Преодоление этой порочной модели и имеет смысл рассматривать как главную задачу российской модернизации. Как на этом фоне выглядит проблема демократии?

В отличие от ситуации рубежа 1980–1990-х гг. демократия не является сегодня в России предметом массового спроса. Демократия не приносит дохода; демократия способствует развитию и повышению эффективности экономики в долгосрочном периоде и в то же время может обернуться дополнительными издержками в краткосрочном. Эти взгляды, как ни странно, в целом популярны как среди экономистов, так и среди большинства населения.

Дорогой пиджак и виски

Это не значит, однако, что демократия России не нужна. Но за настороженным отношением к демократии кроется понимание того, что демократия – это не техническая, не инструментальная проблема. Действительно, демократия вряд ли годится в качестве цели развития, потому что является скорее его мерилом. Так, человек, делающий карьеру для того, чтобы в один прекрасный день обнаружить себя в дорогом пиджаке в дорогом ресторане, пьющим дорогой виски, может добиться желаемого. Но весьма вероятно, что карьера его окажется гниловатой и что, начиная исполнительным банковским служащим, он придет в желаемую точку нелегальным торговцем оружия. Потому что его целеполагание (дорогой пиджак, дорогой ресторан и виски) не задавало никаких ограничений на этот счет. И наоборот – человек, исступленно мечтавший стать самым крутым в банкинге, обнаруживает себя (без специального стремления к тому) в один прекрасный день в дорогом пиджаке пьющим хороший виски в хорошем ресторане. И он при этом – что очень важно – не является подпольным торговцем оружием.

Это сравнение может показаться уместным при размышлении о российском опыте демократии 1990-х гг. Фактическое наличие либерального режима и политического плюрализма при несоблюдении ряда простых институциональных условий (правопорядок, работоспособность суда, разделение власти и собственности и проч.) сделало демократические институты если не бесплодными, то уж точно крайне уязвимыми и в результате легко демонтируемыми. Говоря о новой волне демократизации в России, было бы глупо не рассмотреть те системные проблемы, которые стали причиной относительной неудачи предыдущего опыта.

Отсутствие демократии в России сегодня (если мы понимаем под этим честные конкурентные выборы на многопартийной основе, ведущие к смене власти) является не причиной экономической и социальной стагнации, а одним из ее проявлений. Сама же по себе эта стагнация является следствием более глубоких проблем, не устраняемых проведением конкурентных выборов как таковых.

Цель – рост конкурентности

На наш взгляд, отбросив несколько догматическое противопоставление политической и технологической модернизации, следовало бы сосредоточиться на проблеме роста уровня конкуренции и конкурентности как приоритетной и универсальной цели российского обновления. Содержательный спор сегодня должен вестись (и ведется на самом деле) между теми, кто считает резкое возрастание уровня конкуренции необходимым триггером перехода к интенсивному развитию, и теми, кто считает, что недостаток конкуренции может быть компенсирован масштабами и концентрацией инвестиций, собственности, полномочий, а также поиском специфических низкоконкурентных ниш в мировом разделении труда. Здесь самая суть дискуссии. И лишь под этим углом зрения имеет смысл рассматривать тактику и очередность институциональных реформ.

Экономический прагматизм наложит известные ограничения на надежды тех, кто хотел бы в ближайшем будущем увидеть в России сложившееся полиархическое общество, но в то же время, как представляется, задаст более надежные ориентиры движения в правильном направлении.

Так, например, проблема цензуры и монополии на информацию является для России, по всей видимости, критически важной при переходе к более конкурентному экономическому укладу. В условиях олигархической экономики и системной коррупции, основанной на переплетении власти и собственности, у нас нет никаких рычагов для борьбы с этим злом, кроме свободы прессы и демонополизации информационных рынков. Проблема слишком глубока, и административно регулировать ситуацию вряд ли удастся. Хвост (как сегодня) неизбежно будет вертеть собакой.

С другой стороны, совершенствование выборного законодательства, например, не является, видимо, актуальным вопросом сегодня. Уровень волюнтаризма и слабость гражданского контроля все равно не позволяют добиваться его исполнения. По тем же причинам проблема политической конкуренции на федеральном уровне выглядит относительно неважной, второстепенной на данном этапе: возможности олигархических структур по «покупке» политического представительства здесь заведомо превосходят возможности гражданского общества. Зато выглядит весьма важной эта проблема на уровне региональном, где федеральное правительство практически не имеет действенных рычагов по ограничению монополизма, а дистанция между властью и обществом намного короче.

Нам необходимо гораздо более агрессивное законодательство о защите конкуренции. Закон о защите конкуренции должен быть таким, чтобы его могли использовать сами участники рынка, подавая иски о защите своих прав против других участников рынка и органов государственной власти. Ибо конституционные нормы прямого действия оказываются бездейственными у нас – суды не умеют их защищать. Это должен быть достаточно простой и рабочий закон, гарантирующий экономические права и вводящий санкции за их нарушение.

Те или иные тактические приоритеты можно обсуждать. Главное – держать в голове принципиальный ориентир: свобода нужна стране не в день выборов, а в повседневной экономической деятельности. В этой последовательности свобода в конце концов «придет на выборы».

Демонополизация – политический лозунг

Речь не идет о том, что демократию можно отложить на потом. Речь идет о том, что демократия – это конец пути, который еще предстоит пройти. Вопрос же состоит сегодня в том, как попасть на эту дорогу. Ценности и цели, которые ставят во главу угла сторонники «политической модернизации» (надежное правосудие, неавторитарный правопорядок, низкая коррупция, справедливая конкуренция) понятны и близки российской элите и обществу в целом. Пассивность же в отношении к этим ценностям связана с непониманием того, как можно перейти к этому нормативному обществу от сегодняшнего нашего состояния. С неверием в возможность этого перехода и настороженным отношением к возможным его издержкам. Так, человек, не умеющий кататься на велосипеде или горных лыжах, будет эмоционально рассказывать вам о высокой травматичности этих видов спорта.

С другой стороны, тем, кто рассматривает модернизационные проекты как альтернативу демократизации, можно ответить, что в не слишком отдаленной перспективе демократизация неизбежна и вопрос состоит только в том, чтобы научиться отчасти управлять этим процессом. Опережающее расширение экономических прав – едва ли не единственная альтернатива очередному резкому политическому слому, наступающему как результат олигархической стагнации. Такой слом (чему немало примеров мы уже видели) может происходить очень резко, в противоречии с инерционными траекториями.

Возвращаясь к альтернативе технологической и политической модернизации, можно так переформулировать ее внутренний смысл. Невозможность в рамках логики «технологической модернизации» решить вопиющие институциональные проблемы, равно как и проблему интенсивного и устойчивого экономического роста, будет и дальше вести к нарастающему требованию немедленной и полной политической либерализации. Не потому, что такая либерализация способна решить эти проблемы, а потому, что вопиющая очевидность этих проблем будет быстро разрушать легитимность существующего порядка. С другой стороны, те глубокие искажения, которые характеризуют российскую рыночную экономику сегодня, будут подрывать политические институты демократии. Их сглаживание – необходимое условие не только успешной модернизации, но и органичной демократизации России. Равенство экономических прав, демонополизация, укрепление прав собственности и ограничение административного вмешательства в рынок суть главные политические лозунги.

Первая часть статьи вышла в прошлую среду, 7.04.2010.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать