Статья опубликована в № 2734 от 16.11.2010 под заголовком: От редакции: Год без Магнитского

Конвейер арестов лишь приостановлен

Год прошел с тех пор, как 37-летний юрист фонда Hermitage Сapital Сергей Магнитский умер в тюремной больнице Бутырского сизо, где его держали по надуманным обвинениям, не оказывая должной медицинской помощи. Гибель молодого человека из-за действий, подпадавших под международное определение пытки и напоминавших бессудную казнь, и последовавшая в апреле 2010 г. гибель в тюрьме предпринимательницы Веры Трифоновой (одна из судей в ответ на жалобы тяжело больной Трифоновой посоветовала ей спать стоя) стали достоянием гласности.

Бурная реакция российского общества, особенно интернет-сообщества, на эти смерти заставила президента Медведева потребовать разобраться в их обстоятельствах и обратить некоторое внимание на положение в тюрьмах вообще. Лишились должности начальники некоторых столичных сизо и региональных управлений Федеральной службы исполнения наказаний. Уголовно-правовые рычаги, с помощью которых, как подозревает общество, правоохранители регулярно обогащаются за счет обвиняемых, в том числе ставя их в невыносимые условия, было решено ослабить – президент внес в Думу поправки, запретившие досудебный арест по 33 статьям Уголовного кодекса и смягчившие наиболее опасные для бизнесменов статьи УК.

Сейчас картина складывается противоречивая. Президентские поправки Госдума одобрила. Медведев объявил масштабную реформу МВД, цель которой – создать профессиональную полицию. Отчасти ситуация изменилась к лучшему: сажать стали меньше. По данным Судебного департамента при Верховном суде, число осужденных к реальному лишению свободы за девять месяцев 2010 г. сократилось по сравнению с прошлым годом на 7,2% – с 219 065 до 203 268. Более существенно – на 22,5%, со 144 825 до 112 259 – сократилось число удовлетворенных ходатайств следствия о предварительном заключении под стражу; на 12,2% – с 153 912 до 135 074 – о продлении его сроков. По данным Федеральной службы исполнения наказаний, число обитателей сизо сократилось почти на 10% – с 131 400 до 120 100.

Председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев недавно даже сделал вывод, что в отечественных судах нет обвинительного уклона, они прекратили уголовные дела в отношении 23,6% обвиняемых. Однако Лебедев прав лишь отчасти: доля удовлетворенных ходатайств о заключении под стражу (90,2%) и его продлении (97,9%) почти не изменилась.

Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова сообщила, что за полгода московские суды отказали лишь в 36 из 649 ходатайств об аресте бизнесменов – меньше 6%.

Суды научились обходить президентские поправки о запрете арестов, ссылаясь на то, что деятельность бизнесмена не была предпринимательской. Это ярко проявилось в недавно завершившемся рассмотрении дела ЮКОСа, где судья мог отказать следствию в продлении содержания под стражей Лебедева и Ходорковского – даже без риска освободить их. Мог, но не отказал. Прокуратура, конечно, сжалилась и потребовала для олигархов всего 14 лет.

По мнению экспертов-юристов и предпринимателей, арестный конвейер пока лишь замедлил свою работу. Следователи реже требуют ареста владельцев небольших фирм и малозначимых активов. Однако сомнительные аресты тех, кто борется за собственность и свободу, продолжаются. «Старые» дела пересматриваются тоже избирательно.

Милицейская реформа, судя по обсуждению опять-таки президентского законопроекта, грозит обернуться всего лишь сменой вывески и косметическими изменениями.

А расследование гибели Магнитского встретило мощнейшее сопротивление системы: его, конечно, возобновили, но, видимо, только после личного вмешательства президента. Кстати, следователей по делу юриста Hermitage наградили почетными знаками, а вчера представительница МВД и вовсе обвинила покойного в участии в том самом хищении 5,4 млрд руб. из бюджета, в котором компания обвиняет милиционеров.

Президент тем временем продолжает законотворческую деятельность: готовятся поправки, которые отменят лишение свободы по некоторым экономическим статьям УК. Большой вопрос, смогут ли они помочь остановить конвейер арестов. Пока, по признанию Вячеслава Лебедева, судьи, будто в советские времена, видят в бизнесменах классовых врагов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать