Мнения
Бесплатный
Варвара Полудина

Поможет ли английская Фемида, когда своя не помогает?

Британский антикоррупционный закон распространяется на всех, имеющих бизнес в стране
Fotolia PhotoXPress

В конце 2010 г. в Великобритании приняли закон о борьбе со взяточничеством (UK Bribery Act). Особенность закона в том, что он распространяется не только на резидентов, но и на всех имеющих бизнес в Британии - достаточно иметь собственность в Англии или листинг на LSE (подробности здесь: http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/256825/ni_dat_ni_vzyat#ixzz1Gx2Bm9lT). Не секрет, что многие российские компании ведут бизнес в Британии. Имеют ли под собой основу разговоры о том, что английский закон поможет бороться с коррупцией в нашей стране?

Антон Данилов-Данильян, председатель комитета по взаимодействию с миноритарными акционерами Сбербанка, руководитель межотраслевого совета «Деловой России»:

Думаю, что в целом английская Фемида не повлияет на ситуацию с коррупцией в российском бизнесе, разве что в отдельных случаях. Но деловые люди ориентируются не на исключения, а на правила. А изменение правил — это изменение отношения к коррупции здесь, в России, и переориентирование соответствующих контрольно-надзирательных органов со взимания на собственно соблюдение закона. Для этого нужна воля, целый комплекс мер.

Далеко не весь российский бизнес работает с Великобританией. BVI [British Virgin Islands – острова в Карибском море, имеющие статус британо-зависимой территории, одна из оффшорных зон] - это очень здорово, но есть и другие оффшоры. Если уж кто-то запросит убежище в Британии, то в отношении этих людей, полагаю, точно не будет никаких дел по коррупции. Ну и уж если кого-то заподозрят в коррупции со стороны английского законодательства, то этот человек просто не будет туда ездить — свет клином на Англии не сошелся. Это не потому, что я плохо отношусь к этой стране, наоборот, очень ее уважаю, но нельзя на исключениях строить российскую жизнь.

Вряд ли кто-то будет использовать этот закон для манипуляции, недобросовестной конкуренции и т. д., все-таки английская Фемида очень зрячая, и если кто-то начнет давить на другого, а потом окажется, что это все неправда, то того, кто давит, ждут большие проблемы. Вряд ли кто-то станет так рисковать.

Кирилл Кабанов, председатель Национального антикоррупционного комитета:

Именно для России этот закон будет эффективен, он ведь и принимался в большей степени не для Англии. Обсуждаться закон начали еще четыре года назад, и было доказано, что необходимо использовать новые инструменты в борьбе с коррупцией. Коррупция — это вывод активов прежде всего.

Не все держат активы в Англии, но это пока только начало — скоро все международное сообщество будет реализовывать подобные программы по борьбе с коррупцией. Если нашему правительству предоставят данные о раскрытых преступлениях в области коррупции, совершенных нашими компаниями, то ничего не останется, кроме как изживать эту практику. У нас уже есть несколько депутатов, которые не могут никуда выехать с территории РФ, потому что против них ведутся расследования за рубежом. А это целая трагедия, их молодые жены кричат: «Разве я за тебя выходила замуж, чтобы сидеть безвылазно в твоем Н-ске». Частно-государственные партнерства, публичные российские компании — здесь, на мой взгляд, наибольший процент коррумпированности, и этот закон ударит прежде всего по ним.

Насчет того, что закон может быть использовать для «избавления от конкурентов», то, если конкуренты коррупционные, почему бы и нет? Все это будет проверяться и доказываться. Если сам избавляющийся — коррупционер, то на него другой кто-нибудь может доложить. Правовая система за рубежом менее политически зависима, чем у нас.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more