Статья опубликована в № 3270 от 23.01.2013 под заголовком: Цифра недели: 7,7 трлн руб.

Борис Сафронов: Долг растет слишком быстро

Такую сумму население было должно банкам к началу этого года. Много это или мало? Смотря как считать. Как известно, долг в 100 руб. – проблема должника, а долг в миллион – проблема кредитора.

С одной стороны, долг необременительный. Порядка 10% ВВП – сущие пустяки в сравнении с другими странами. Примерно 55000 руб. на каждого жителя страны (включая детей и стариков) – почти две месячные зарплаты среднестатистического россиянина. Правда, вкладов у них вдвое больше – на 1 декабря было 13,2 трлн руб.

Но уж больно быстро растет этот долг. За прошлый год он увеличился на 40%, даже больше, чем в 2011 г. (+36%), хотя большинство остальных показателей, наоборот, замедляют рост. Для сравнения: за год активы банков, вклады и прибыль прибавили около 20%, корпоративные кредиты – 13%. Темпы роста ВВП и доходов населения и вовсе однозначные.

Кредитование населения становится серьезным макроэкономическим фактором, и его бурный рост обратил на себя внимание регуляторов. Страхование залогов – едва ли не основная движущая сила развития страховой отрасли. Главный вклад в рост ВВП в прошлом году внес потребительский спрос, и активность банков немало этому поспособствовала.

Чиновники боятся надувания пузыря и уже не рады таким кредитным успехам. Президент Владимир Путин предостерег правительство от стимулирования внутреннего спроса: в нынешних условиях это приведет лишь к росту цен. А ЦБ увязал повышение размера застрахованных вкладов с ужесточением резервирования по необеспеченным кредитам и увеличением отчислений в страховой фонд для банков, привлекающих вклады под слишком большие проценты. Это коснется прежде всего банков, специализирующихся на потребительском кредитовании.

Гайки еще не закручены, а эффект уже есть. Традиционный декабрьский бум розничного кредитования в этом году не состоялся. Несмотря на предновогоднюю покупательскую активность, за месяц банки увеличили портфели на 2,2% – вдвое меньше, чем обычно в это время. И это при рекордном интересе к кредитам – число обращений за кредитными историями было максимальным за год.

Что случилось, пока не понимает никто. Одни пеняют на ипотеку: дескать, после повышения ставок брать ее стали меньше, а это крупные сделки, способные повлиять на статистику. Но на ипотеку приходится лишь четверть взятых населением кредитов, и вряд ли дело в ней одной. Другие полагают, что банки начали заранее готовиться к ужесточению требований и избавляются от старых плохих долгов: списывают их или продают коллекторам. Из-за этого при активном кредитовании портфели растут меньше, чем на самом деле выдается кредитов. Но о больших сделках, способных повлиять на статистику, тоже не слышно. Наверное, сыграло роль и замедление продаж автомобилей, почти половина которых теперь покупается в кредит. Некоторые банкиры говорят о досрочном погашении долгов заемщиками.

Дело, конечно, в сочетании этих факторов. Но почти все они отражают витающее в воздухе ожидание если не кризиса, то ухудшения экономической ситуации. Недаром официальный индекс потребительской уверенности снижается два квартала кряду.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать