Мнения
Бесплатный
Дмитрий Скугаревский
Статья опубликована в № 3271 от 24.01.2013 под заголовком: Extra Jus: Правосудие в пространстве

Дмитрий Скугаревский: Страна широкого правосудия

Д. Гришкин / Ведомости

Представим себе гипотетического ревизора, которого Верховный суд отправил проверять практику назначения наказаний в районных судах России. До Басманного суда он доедет на автомобиле за 30 минут, а до Анадырского районного суда лететь девять часов на самолете. Верховный суд поддерживает статусное, финансовое и квалификационное единство судей. Юристы уделяют большое внимание эволюции права и правоприменения во времени. Решение судьи вчера может отличаться от решения судьи сегодня при схожих обстоятельствах дела из-за естественных изменений законодательства. Но могут ли решения судьи из города N отличаться от решений его коллеги из города M при прочих равных?

Уникальность России в том, что здесь установлено федеральное подчинение всех судов. Такого нет ни в одной сравнимой по размеру федерации. Поэтому конституционный закон «О судебной системе» дает однозначный ответ: правоприменение в пространстве должно быть одинаково. В то же время статистический анализ большого массива судебных решений, проведенный Институтом проблем правоприменения, говорит об обратном: приговор судьи районного или областного суда зависит от удаленности его места работы от Верховного суда. Увеличение на 10 часов времени, затраченного на автомобильную поездку от Верховного суда до суда назначения, делает срок реального лишения свободы в приговоре этого последнего суда на 22 дня больше.

Если смотреть на отдельные преступления, обнаруживается, что сильнее всего в пространстве различаются приговоры для убийц: те же 10 часов на автомобиле от Москвы до суда увеличивают срок на 42–45 дней. По материальным преступлениям – кражам и мошенничествам, – а также по «наркотической» 228-й статье зависимость суровости от удаленности в два раза ниже, чем для убийств. Разумно возразить, что растущая суровость вызвана различиями в структуре преступности или индивидуальной судейской дискрецией, но приведенная оценка уже учитывает их.

Конечно, удаленность от Москвы сама по себе не вызывает разности наказаний, но прекрасно отражает их силу. Судебные решения могут быть не равны в пространстве из-за межрегиональных и внутрирегиональных различий. 22 дня говорят именно о межрегиональных различиях. Может показаться парадоксальным, но даже внутрирегиональные различия в конечном счете вызваны межрегиональной разрозненностью. В России более чем у 110 районных судов самый близкий сосед расположен в другом регионе. Сравнение приговоров в таких «пограничных» судах и обычных судах внутри региона дает представление об эффекте границы региона на судебное решение.

Возьмем два дела с абсолютно схожими обстоятельствами. Пусть одно из них рассмотрено «пограничным» судом, а второе – максимально похожим судом, расположенным в том же регионе, но не на границе. Оказывается, что приговор по одинаковому делу будет в среднем на два месяца мягче в «пограничном» суде, чем в суде внутри региона. Настоящие внутрирегиональные различия наблюдаются только для преступлений против личности: приговор за убийство на 58 дней мягче в часе езды от областного центра, а приговоры за кражи, мошенничество и наркотики никак не различаются внутри региона. Резюмируя: в России любой приговор зависит от субъекта Федерации, где находится суд.

Такая федерация, как Соединенные Штаты Америки, переживала пик неравенства в назначении наказаний в 1970-х гг. Приговоры за схожие федеральные преступления различались от судьи к судье настолько сильно, что в 1984 г. администрация Рейгана провела масштабную реформу принципов назначения наказаний. Была создана Комиссия по назначению наказаний, которая разработала обязательную для всех федеральных судей сетку приговоров, зависящую от состава преступления и прошлых судимостей. Судебная дискреция позволялась, но требовала письменной мотивации.

Легко представить в России на месте подобной комиссии судебный департамент Верховного суда, разрабатывающий подобную сетку и спускающий ее в суды. Но это ни в коей мере не будет решением проблемы. Источник региональных различий не в излишней дискреции рядовых судей, а в сознательно сформированных практиках областных судов, успешно транслируемых в районные суды через механизм кассации. Отменяя то или иное решение нижестоящего суда, областной суд посылает важный и информативный сигнал всем судьям региона. А завязанная на председателя областного суда система стимулов судей обеспечивает четкое прочтение этого сигнала в районных судах.

Устранить региональные различия в российском правоприменении сегодня гораздо проще, чем в США 1970-х, именно благодаря тому, что их источник легко идентифицировать: это областные суды.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать