Статья опубликована в № 3338 от 30.04.2013 под заголовком: Наше «мы»: И царю, и генсеку

Алексей Левинсон: Выбор между Николаем II и Брежневым

Заканчивается эксперимент по существованию без единого и всеобщего учебника истории. Проведенный «Левада-центром» апрельский опрос позволяет увидеть образец исторического сознания, сложившегося под влиянием не столько школы, сколько телеэкрана и молвы. Среди наших респондентов были в том числе те, кто пошел в школу при позднем Ельцине или при раннем Путине. Вот как они отвечали на вопросы о своем отношении к Николаю II, Ленину, Сталину, Хрущеву и Брежневу. О Брежневе ничего не могут сказать четверть из них, о Хрущеве и Ленине – около 30%, о царе – 36%. Хотя про него меньше всего знают, но у всех, кто моложе 40, о нем сейчас, в дни повышенного внимания СМИ к Романовым, больше всего положительных и меньше всего отрицательных высказываний. Только не надо думать, что это поколение монархистов; за восстановление монархии среди молодых – менее 7% (в средних возрастах – 12–13%). Главное, что думают о нем все, в том числе и молодые, что он «умер мученической смертью» как «жертва большевистского террора». Это не мешает, надо заметить, сорока с лишним процентам молодых людей положительно относиться к тем, на ком ответственность за террор: к Ленину и Сталину.

Ленин для старшего поколения наиболее положительная фигура. О нем и у молодых одобрительных отзывов в полтора раза больше, чем критических. Вторая персона, через которую наиболее явно реализуется связь поколений, их принадлежность одной политической культуре, – это Брежнев. На «доске почета» у пожилых он делит первое место с Лениным, у людей 25–40 лет – с царем Николаем, анекдоты забыты. Для молодых это авторитет № 2, у него соотношение плюсов и минусов почти такое же, как у Ленина (это № 3), чуть лучше.

На четвертом месте у молодых Сталин. Сказались прошлые дискуссии: Сталин теперь у них и наиболее проясненная, и наиболее противоречивая фигура. Отказались говорить о нем менее 20%, остальные разделились практически поровну на относящихся к нему позитивно и негативно. Такое равновесие мнений – во всей части общества, которая моложе 40. Далее начинается перевес сталинистов. Среди людей пенсионного возраста он двукратный.

Хрущев, развенчавший на ХХ съезде КПСС «культ личности Сталина», для исторического сознания молодых не менее противоречивый персонаж, чем Сталин. О нем они говорят столько же хорошего, сколько плохого. (Отметим, что в более старших возрастах отношение к Хрущеву становится лучше.)

О молодых известно, что они самые пылкие сторонники нынешней верховной власти (из них одобряют Путина 73% при среднем значении в 63%) и что они же всех меньше участвуют в выборах. Закономерно, что их взгляды тяготеют к позициям двух главных отрядов нашего электората. Это те 39%, кто сегодня говорит, что голосовал за Путина, и те 32%, кто говорит, что не ходил голосовать. Кумир первых – Брежнев, кумир вторых – Николай. Жаль, что и у молодых на первых позициях призрак конца империи и призрак застоя.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать