Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 3338 от 30.04.2013 под заголовком: От редакции: Терпимая Россия

От редакции: Сегодняшняя Россия в зеркале «старого режима»

А. Астахова / Ведомости

Особая, даже законодательно закрепленная роль одной религии не обязательно означает непримиримость к другим религиям и даже атеизму. Напротив, власть, чувствующая поддержку большинства верующих и духовенства, великодушна к другим религиям: 108 лет назад, 30 апреля (17-го по ст. стилю) 1905 г., царь Николай Второй подписал указ «Об устранении стеснений в области религии и укреплении начал веротерпимости». Указ прекратил гонения на старообрядцев, освободил их от уголовного преследования за раскол, узаконил право старообрядческих священников вести религиозные службы, предписывал открыть опечатанные судами или в административном порядке молельные дома. Рескрипт разрешил православным переходить в другие христианские религии без потери личных и гражданских прав. Он позволил католикам и протестантам крестить усыновленных детей в свою веру. Преподавание закона Божия инославных вероисповеданий разрешалось вести на польском, литовском и других языках.

Указ не ограничивался расширением прав христиан: намечался пересмотр законодательства, касавшегося «важнейших сторон религиозного быта» мусульман, буддистов запрещалось оскорблять прозвищем «идолопоклонников и язычников». Указ о веротерпимости был половинчатым: не ликвидировал ограничение в правах евреев, в том числе «черту оседлости». Кроме того, он отчасти закрепил де-юре прекратившиеся гонения на старообрядцев. Однако важнее другое: царский указ продолжил смягчение религиозной политики государства. Принятое в 1903 г. Уголовное уложение снизило срок за богохульство в церкви или молельном доме и надругательство над святынями в церкви с 10 лет каторги или исправительного дома до трех лет.

Наказание за кощунство (поношение установлений или обрядов церкви или непристойная насмешка над предметами верований или священными предметами) сократилось с пяти лет до полугода тюрьмы. Показательно, что православный император, правивший страной, где законы подчеркивали сакральность власти, а церковь была институтом государства, в разгар неудачно складывавшейся войны с Японией не побоялся издать закон, расширявший права подданных на свободу веры.

Миллионы неправославных подданных приветствовали царский указ. «На Москву, где много старообрядцев, событие произвело огромное впечатление, тем более что именно в Москве были запечатаны особо чтимые храмы в Рогожской», – писал будущий товарищ министра внутренних дел Владимир Джунковский. Варшавский генерал-губернатор Константин Максимович рапортовал о том, с какой радостью указ приняли в католическом сообществе Польши.

В начале ХХ в. смягчение законов, касавшихся вероисповедания, предшествовало ослаблению политических и цензурных барьеров, введению гражданских свобод и начал парламентаризма. Нынешняя Россия, по Конституции светское государство с гарантированной свободой вероисповедания, уверенно движется в направлении, строго противоположном тенденциям столетней давности. Гражданские свободы и начала парламентаризма неуклонно свертываются, а законодательные нормы о богохульстве и кощунстве (закон принят во втором чтении) постепенно возвращаются в правовой обиход. Нынешняя власть повторяет шаги царского правительства – в обратном направлении. Следующая остановка – XIX век.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать