Мнения
Бесплатный
Игорь Цуканов
Статья опубликована в № 3627 от 10.07.2014 под заголовком: Компания недели: Tele2 AB

Игорь Цуканов: Зачем Tele2 продает активы

Kristian Helgesen / Bloomberg

Шведский холдинг Tele2 избавился от очередного актива - продал норвежскую «дочку» Tele2 Norway шведско-финскому госоператору TeliaSonera, выручив 5,3 млрд крон ($775 млн). Это значимая для Tele2 сделка: в прошлом году норвежский бизнес стал третьим по вкладу в ее совокупную выручку (после Швеции и Нидерландов), а доля Tele2 на норвежском рынке мобильной связи составляет 19%, больше - 23% - у Tele2 только в родной Швеции, следует из аналитического отчета JPMorgan. Тем не менее Tele2 сочла норвежский бизнес неперспективным. Еще в декабре 2013 г. ее местная «дочка» проиграла аукцион, на котором распределялись частоты для мобильной связи четвертого поколения (4G), мало кому знакомой в тот момент компании TelcoData; позже выяснилось, что она принадлежит американскому бизнесмену Леонарду Блаватнику. Без этих частот Tele2 была обречена работать в качестве «виртуального оператора», который делится выручкой с партнером - владельцем спектра и балансирует на грани рентабельности (рентабельность по EBITDA у Tele2 Norway в I квартале 2014 г. была чисто номинальной - 1%).

В чем Tele2 не откажешь, так это в последовательности. Входя на некоторые рынки с изначально слабой позицией, она работает там до тех пор, пока эти позиции не удается усилить - и тогда Tele2 остается - или пока не становится ясно, что «окно возможностей» окончательно закрылось. В этом случае Tele2 обычно продает бизнес и уходит с рынка. Так она поступила несколько лет назад с французским бизнесом, сейчас - с норвежским, а в 2013 г. - с российским. Напомню, что российская «дочка» Tele2, по выручке крупнейшая после шведского подразделения, весной 2013 г. была продана банку ВТБ за $3,55 млрд; полгода спустя среди ее совладельцев появились банк «Россия», «Согаз» и гендиректор «Северстали» Алексей Мордашов, а сейчас Tele2 Russia завершает объединение с мобильным бизнесом государственного «Ростелекома».

Аналитики JPMorgan не исключают, что Tele2 на этом не остановится. Продан может быть, например, ее нидерландский актив, у которого вообще отрицательный показатель EBITDA. Благо и покупатель имеется - государственный оператор Royal KPN, у которого в случае продажи германского оператора E-Plus (на него претендует испанская Telefonica) появятся лишние $11,7 млрд.

План действий Tele2 понятен: выходить из неперспективного бизнеса, а вырученные деньги использовать для развития бизнеса перспективного. Например, в Казахстане. В целом все логично, но есть в этой логике и некоторый изъян. Покупателями активов, с которыми Tele2 решает расстаться, зачастую становятся госкомпании. Но и перспективы ее бизнеса в любой стране во многом определяются государством: чиновники решают, на каких условиях и кому выдать частоты и много что еще. В той же России, пока Tele2 Russia принадлежала шведам, отраслевые регуляторы не замечали компанию, что называется, в упор - она не смогла получить лицензию ни на 3G, ни на 4G. То есть при желании государство вольно сначала поставить Tele2 в интересное положение, а затем выкупить ее бизнес по сходной цене.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать