Статья опубликована в № 3751 от 16.01.2015 под заголовком: Верховенство права: Новая региональная инициативность

Екатерина Шульман: Новая региональная инициативность

Прокурор Крыма Наталья Поклонская сыграет роль в вечной борьбе Генпрокуратуры с СК РФ
Константин Михальчевский / РИА Новости

К началу новой, весенней сессии 2015 г. в Думе ожидаются сразу два региональных законопроекта с хорошими шансами на прохождение. Оба они направлены не на решение местных проблем, а на изменение федерального законодательства в целом. Оба пришли из особых регионов - Чечни и Крыма.

Региональные заксобрания - традиционные золушки законотворческого процесса. Из всех, кто обладает правом законодательной инициативы, у них самый низкий уровень эффективности: проекты, которые регионы вносят в Госдуму, редко принимаются. За 2014 г. было принято в третьем чтении 34 закона, внесенных региональными заксобраниями (против 188 депутатских и 256 правительственных). Большинство принятых законов касаются создания или переподчинения районных судов. То есть и технический-то проект нечасто удается провести, а существенно изменить федеральное законодательство - и того реже. Исключения редки: знаменитый закон о запрете пропаганды детям «отрицания традиционных семейных ценностей» был инициирован Законодательным собранием Новосибирской области.

Чеченский проект уже в Думе: это поправки в ряд законов, повышающие ответственность за «преступления против общественной безопасности». Проект успел прославиться как вводящий уголовную ответственность родственников террористов, но странность его в том, что он предлагает нечто в законодательстве уже имеющееся. Компенсация ущерба от терактов «за счет средств близких родственников, лиц, состоящих с террористом в родстве, и иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых дороги ему», а также уголовная ответственность за участие в террористической организации (под которым может подразумеваться и бытовое обслуживание террористов) были приняты по инициативе президента осенью 2013 г. («закон о стирке белья боевикам»). Чеченский парламент предлагает также дополнить УК статьей «Конфискация имущества», которая там тоже есть, только не в разделе «Наказание», а в разделе «Иные меры уголовно-правового характера».

До сих пор Чеченская Республика как законотворец была не успешнее всех прочих регионов России: с 2003 г. местный парламент внес в Думу 22 проекта, из них принят один (о судебных участках), три рассматриваются (все об изменениях в УК). Остальные возвращены инициатору или отклонены, включая нашумевшую поправку к Конституции, отменяющую запрет на занятие поста президента более двух сроков подряд. Свежая инициатива только что ушла в профильный комитет, но доброе слово (хотя с некоторыми оговорками) за нее уже замолвила председатель другого комитета - по делам СНГ. Поскольку проект, несмотря на некоторую свою избыточность, усиливает уголовную ответственность, что нынче в моде, то шансы на прохождение у него выше, чем у прежних произведений чеченской парламентской мысли.

Крымский проект вносит изменения в закон «О прокуратуре». Он пока не внесен, о содержании можно судить только по не очень внятному пересказу прокурора Поклонской: «Мы через наш государственный совет вышли с законодательной инициативой, чтобы государственный совет, в свою очередь, вышел с инициативой в Госдуму России для внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ и дали всем прокурорам больше полномочий».

В 2014 г. Дума очень много занималась Крымом: было принято 37 новых законов, касающихся Крыма и Севастополя, и еще 13 рассматриваются. Но из них только три были внесены самим крымским госсоветом, и один внесенный проект им вернули. Остальные подготовили президент, правительство и федеральные депутаты. На крымских законодателей в Думе жалуются: они со свойственной неофитам простотой не желают скрывать, что так называемая правовая интеграция нового субъекта есть на самом деле выкраивание ему особого статуса внутри РФ, а прямо пишут в своих проектах «пусть на нас не распространяется российское законодательство, а только пенсия и зарплата будут, как в России». В федеральных инициативах написано то же самое, но чуть хитрее, потому федералы предпочитают писать крымские законы сами.

Однако «проект Поклонской» не только не просит никаких привилегий для Крыма, но и идеально вписывается в столичный политический тренд. Увеличение полномочий прокуратуры, и в особенности разрешение прокурорам самостоятельно возбуждать уголовные дела по своим материалам, - это смелая попытка Генпрокуратуры развить успех, случившийся с ней в конце 2014 г. Как известно, ее основной жизненный сюжет - борьба со Следственным комитетом. В декабре 2014 г. на этом фронте была одержана крупная победа: принят внесенный президентом закон, возвращающий прокуратуре право общего надзора за федеральными органами исполнительной власти и СКР. Если к этому прибавится еще право самостоятельно возбуждать уголовные дела, полномочия прокуратуры фактически станут такими, какими они были до выделения из ее состава Следственного комитета в 2011 г.

Отдадим должное изяществу замысла: не просто использовать сакральный субъект РФ в качестве инициатора, а еще и сделать лицом проекта медиаикону «прокурора Наташу». Беда только в том, что наша политическая система строится на балансе властных групп, которые должны вечно бороться между собой и никогда не побеждать. Потому чекисты никогда полностью не одолеют полицейских, а прокуратура не добьется полного изничтожения СКР (и наоборот). По замыслу все должно быть, как в «Оде греческой вазе»:

Влюбленный! Не упьешься негой ты,

Вотще стремишь к любимой страстный взгляд.

Но не умрет любовь твоя и впредь,

И не поблекнут милые черты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать