Статья опубликована в № 4229 от 21.12.2016 под заголовком: От редакции: Посол на войне

Посол на войне

Контекст убийства российского посла Андрея Карлова в Турции
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Трагическая гибель российского посла в Турции Андрея Карлова от рук террориста отражает резко обострившуюся военно-политическую обстановку в регионе и заставляет задуматься о результатах участия нашей страны в сирийском конфликте.

Карлов стал четвертым послом в истории отечественной дипломатии, погибшим при исполнении служебных обязанностей. Гибель посла, высокопоставленного лица или покушения на них в другой стране становятся casus belli или причиной обострения отношений в случае, если государства ищут повод для конфликта. Здесь, напротив, убийство посла – следствие уже идущей войны.

Ситуацию следует сравнивать не с атакой турецкого истребителя на российский бомбардировщик Су-24 в ноябре 2015 г., а с гибелью российского лайнера в Египте, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Речь идет об атаке одиночки или организации, которые борются и с Москвой, и с Анкарой. Убийца посла – полицейский, который, по некоторым данным, ранее даже охранял дипмиссию; это наносит сильный удар по международному престижу Турции и лично Реджепа Эрдогана и показывает, что чистки после попытки переворота в июле 2016 г. дезорганизовали правоохранительные органы.

Гибель Карлова вряд ли вызовет парламентское расследование с нелицеприятными оценками деятельности МИДа и спецслужб, как это случилось в США после гибели американского посла в Ливии Кристофера Стивенса в сентябре 2012 г. Вопросы не только к обеспечению безопасности российских дипломатов в стране, которая граничит с воюющей Сирией. Трагедия заставляет задуматься о результатах российского присутствия в Сирии, отмечает Фролов.

В сентябре 2015 г. Москва заявляла, что цель операции – разгромить террористов «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и предотвратить их проникновение в Россию, но боролась преимущественно с противниками Башара Асада, не слишком разбираясь в их политической и религиозной окраске. Стрелявший в Карлова был убит полицией, выяснить, состоял ли он в террористической организации и с кем связан, будет сложно. Убийца мог оказаться и жертвой пропаганды: после ноября 2015 г. телеканалы обеих стран преуспели в создании образа врага. Нормализация отношений не изменила общественных настроений, перед генконсульством России в Стамбуле регулярно проходят антироссийские демонстрации, говорит востоковед Леонид Исаев.

Трагедия в Анкаре тем не менее может привести к более тесному сотрудничеству сторон в Сирии, полагает арабист Алексей Малашенко, что отразилось и на тоне заявлений после встречи министров иностранных дел России, Турции и Ирана. Придется договариваться об условиях перемирия и общей борьбы с ИГ. Вероятно, Москве удастся добиться сокращения турецкой помощи туркоманам и согласия на зачистку занятых районов от оппозиции в обмен на прекращение дальнейшей авиационной поддержки Асада на севере страны. Дамаску придется перебросить боеспособные части под Пальмиру, чтобы вернуть город, контроль над которым важен для международного престижа России.

Выбор редактора
Читать ещё
Preloader more