Мнения
Бесплатный
Алексей Хлебников
Статья опубликована в № 4360 от 11.07.2017 под заголовком: Сирия: Пробное соглашение

Повлияет ли встреча Путина и Трампа на мирный процесс в Сирии

Востоковед Алексей Хлебников о символическом значении зоны деэскалации на юго-западе страны

Итак, первая встреча президентов России и США состоялась на полях саммита G20 в Гамбурге. Вместо запланированного часа Владимир Путин и Дональд Трамп провели друг с другом 2 часа 20 минут. Российско-американские отношения находятся в плачевном состоянии, накопилось очень много проблем и вопросов. По всей видимости, Москва и Вашингтон решили концентрироваться на том, в чем возможно достичь прогресса. При всех разногласиях есть ряд проблем, которые Россия и США могут и должны решать совместно. В первую очередь это касается Сирии.

Еще до своего избрания Трамп делал акцент на том, что нужно вместе с Москвой бороться против ИГИЛ и «Аль-Каиды» (запрещены в России). Россия, в свою очередь, ждала момента, когда США изменят свой подход. Несмотря на то что у администрации Трампа до сих пор нет четко сформулированной стратегии в Сирии, у нее есть понимание целого ряда вещей, которые влияют на американскую политику в регионе.

Во-первых, Трамп не хочет втягивать страну в очередную войну на Ближнем Востоке. Во-вторых, он не хочет эскалации ситуации в Сирии, и тем более прямой конфронтации с Россией, так как это может привести к непредсказуемым последствиям. В-третьих, Трамп планирует наладить с Россией сотрудничество в борьбе с терроризмом. В-четвертых, Трамп хочет демонстрировать подход к Сирии, отличный от мягкой и нерешительной политики Обамы, что позволит ему набрать больше политических очков дома.

Все эти четыре принципа создают весьма неплохую площадку для проведения содержательных дискуссий между Вашингтоном и Москвой по Сирии.

Не случайно, что пятый раунд сирийских переговоров в Астане прошел накануне встречи Путина и Трампа, а переговоры в Женеве возобновляются сразу после завершения саммита G20. По сути, перед встречей президентов США и России была уже проделана большая подготовительная работа. В результате телефонных разговоров Путина и Трампа, визита Тиллерсона в Москву и Лаврова в США была создана рабочая группа, задачей которой, помимо всего прочего, было проработать вопросы, выносящиеся на обсуждение во время первой встречи президентов. США участвовали в сирийских переговорах в Астане, а весной повысили уровень своего участия с посла в Казахстане до помощника госсекретаря. Это позволило США быть включенными в процесс обсуждения зон деэскалации, а также высказывать свои опасения и несогласия. В результате обе стороны подошли к переговорам в Германии с определенным багажом договоренностей.

По итогам встречи Путина и Трампа стороны договорились о введении режима прекращения огня в юго-западной Сирии (в соглашении участвует также Иордания). Это новая зона по отношению к тем четырем зонам деэскалации, о которых договорились Россия, Турция и Иран в мае в Астане. Южная часть Сирии была одной их проблемных зон для достижения консенсуса между Россией и США. Во-первых, Вашингтон имеет свою собственную зону деэскалации в районе города Ат-Танф (на границе Сирии, Иордании и Ирака), где тренирует отряды оппозиции и где в прошедшие два месяца случались атаки США на проправительственные силы. Во-вторых, Иордания и Израиль неоднократно высказывали свои опасения по поводу усиления влияния иранских сил на юге Сирии.

Это соглашение, с одной стороны, подтверждает возросшую роль США в Сирии и стремление Вашингтона обезопасить своих союзников. А с другой стороны, подтверждает стремление Москвы договариваться, создавая общую платформу для дальнейших действий в Сирии. Важно подчеркнуть, что Путин провел телефонный разговор с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху сразу после завершения астанинских переговоров. В Москве предпочитают демонстрировать внимание к озабоченности Тель-Авива. Поэтому ставшие известными договоренности между Москвой, Вашингтоном и Амманом – вполне логичное завершение переговоров об определении параметров зон деэскалации на юге Сирии.

Достижение этого соглашения говорит о том, что Москва не пытается безальтернативно навязывать партнерам свое собственное видение, а с другой стороны, Россия получает определенную поддержку со стороны и США, и Иордании, и Израиля, не идя на большие уступки. Если это соглашение будет успешно реализовано, шансы на то, что сотрудничество между Вашингтоном и Москвой будет развиваться, вырастут. Однако вместе с тем Москва рискует обострить свои отношения с Ираном, который будет недоволен смягчением позиции России и ее сделкой с США и Иорданией. К тому же Тегеран может сыграть роль спойлера, намеренно провоцируя и обостряя ситуацию на юге Сирии, чтобы сорвать дипломатические усилия и акцентировать внимание на силовом решении проблемы. Москве не стоит исключать подобный вариант событий.

Первая встреча Путина и Трампа дает надежду на дальнейшее развитие отношений между Россией и США и создает основу для более предметного обсуждения и проработки их взаимодействия в Сирии. Многие считают, что встреча была безрезультатна и не принесла прорывов, но нужно понимать, что одной из главных задач было дать возможность обоим лидерам прояснить свои позиции. Тот факт, что в итоге достигнуто соглашение о режиме прекращения огня и новой зоне деэскалации на юго-западе Сирии, уже шаг вперед. Остается теперь обеспечить выполнение соглашения.

Автор – эксперт по Ближнему Востоку Российского совета по международным делам