Статья опубликована в № 4762 от 26.02.2019 под заголовком: Невыгодная борьба

Как кампании по борьбе с коррупцией стали невыгодны власти

Громкие дела и аресты в глазах большинства общества – лишь признак тотальной коррумпированности чиновничества

Глубокое недоверие россиян к власти лишает ее возможности попытаться нарастить рейтинги масштабными кампаниями по борьбе с коррупцией. Как показывают соцопросы, для большинства граждан громкие дела – это признак не системной борьбы с коррупцией в чиновничьих рядах, а всеобщей коррумпированности власти.

Представление о том, что российские власти весьма коррумпированы, довольно устойчиво, следует из данных соцопросов. О «полном» и «значительном» поражении российского чиновничества говорили социологам «Левада-центра» больше 70% респондентов и в 2016 г., и в 2017 г. При этом уровень коррупции, в оценках респондентов, мало меняется с начала 2000-х гг. – о том, что воровства, взяточничества и проч. стало меньше, стабильно заявляли от 11 до 15% опрошенных. Но значительная часть общества полагает борьбу с коррупцией делом не вполне бесперспективным – больше половины верят, что ее масштабы можно существенно снизить, и только каждый пятый уверен, что это неискоренимое социальное зло.

При этом масштабных кампаний по борьбе с коррупцией, взяточничеством, незаконным обогащением представителей власти не было давно, последняя закончилась еще до старта президентской предвыборной кампании арестом министра Алексея Улюкаева, вспоминает заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Илья Шуманов. По совокупности порядка 5% российской элиты – губернаторы, мэры – тем или иным образом попали под коррупционные чистки, говорит Шуманов. Заметными они были в Калмыкии, Дагестане, сейчас – в Карачаево-Черкесии.

Похоже, что новых масштабных и публичных кампаний ждать не стоит – все равно не поверят. Две трети россиян, как показал недавний опрос «Левада-центра», считают получение взяток чиновниками и их аресты проявлением всеобщего разложения и коррумпированности власти. Недавний громкий арест сенатора Рауфа Арашукова и его отца Рауля 31% опрошенных считают борьбой за передел сфер влияния между чиновниками, а среди тех, кто осведомлен о сути дела, считающих так еще больше. Среди причин такой уверенности – окружающая реальность, атомизация общества, распространение недоверия к чиновникам (52% опрошенных «Левадой» считают, что они лгут о положении дел в стране) и госинститутам (в 2018 г. выросло недоверие к президенту, областным властям, правительству, Госдуме, судам и т. п.). Доверия населения к антикоррупционным мерам нет, резюмирует Шуманов.

Это объясняет, почему в госмедиа антикоррупционные скандалы подаются как прискорбные, но частные случаи, а не как системная проблема; вот и президент больше не говорит о борьбе с коррупционерами в программных выступлениях. Но вопросов меньше не становится: почему бенефициарами чисток оказываются окологосударственные люди, почему эффективность профилактики крайне низка и главное – почему отдельные случаи все-таки повторяются?

Zhabua
12:06 26.02.2019
Не согласен, что театральное «противодействие коррупции» перестает быть составляющей позиционной борьбы Кремля за стабилизацию электоральных показателей. А тем более с тем, что антикоррупционная кампания будет свернута исключительно по причине опасений Кремля «переборщить» (народ, дескать, может уверовать в тотальную коррумпированность чиновничества и политического класса, а это плохо для режима, смахивает на самострел и пр.) Напротив, мне кажется, все еще впереди - в ближайшие годы (а может и месяцы) очень и очень многие полетят с крыльца вниз головой на вилы. Вопрос здесь только в эффектности медиаподачи и качестве политической аранжировки. Злорадство обделенных - мощная эмоция, ею нетрудно управлять, и она намного перекрывает моральные и даже репутационные издержки. Плюс едва ли в государстве, подобном «эр-эф-в-скобках-россии», существует лучший способ обеспечить лояльность топ-чиновничества и политикума, чем довлеющее обвинение в коррупции с 50-процентной гарантией посадки. А главное - нет ни малейшего доверия к социологической гипотезе, согласно которой некая не контурированная часть опрошенных (опрошенных, что характерно, по телефону (!)) якобы полагает, будто коррупция в современной России - это не системное зло, а всего лишь «болезнь роста», и борьба с ней - перспективное дело, потому что коррупцию можно снизить и пр. Белых людей, даже самых незамысловатых, невозможно водить за нос десятилетиями. Людям просто нравится, как опускают «сильненьких», и это эмоционально примиряет с действительностью. Но определенно не прибавляет популярности режиму.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more